Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.03.1082] Подмена


[27.03.1082] Подмена

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

- Локация
Фалмарил, город Эрдан, Дворец княжеской семьи
- Действующие лица
Каэль, Кристель
- Описание
предыдущий эпизод - [26.03.1082] Княжич в кустах
Фалмарил пока ещё не знает, что Князь возвращается в свои владения не только с пропавшим и набедокурившим сыном, но и ещё не рождённым внуком, который, пожалуй, и для деда станет ещё той неожиданностью.

0

2

Как только они забрались на лошадь, Каэль уловил взгляд Кристэль. Девушка явно была растеряна, не понимая, что будет происходить дальше.
- Теперь все будет хорошо, - спокойно ответил он на ее взгляд и дернул поводья.
Добирались они до Эрдана примерно сутки. За все время пути лошадь Каэля так и норовила пуститься в галоп, следуя за всеми остальными, вот только рана княжича еще не до конца зажила и каждое неровное движение скакуна отдавалось тупой болью в груди, от чего приходилось постоянно одергивать нерадивое животное.
Большую часть времени все ехали молча. Каэль был поглощен своими думами, пытаясь переварить все то, что произошло с ним за последнее время. Сделать из Даниэль свою невесту так и не получилось. Отец наверняка недоволен, учитывая еще и то, что она оказалась наследницей бывшего правителя. С другой стороны, ему ведь хотелось девушку из народа? Каэль скосился на прижавшуюся к его груди Кристэль. Почему-то ему даже не пришло в голову в тот момент, что она могла его просто обманывать, чтобы, например, добраться до княжеской власти. Кристэль не была похожа на девушку, которая могла руководствоваться этими принципами. Странно все это. А еще интересно, как воспримет новость о подмене невесты князь. Стоп. Он уже решил, что сделает Кристель своей невестой вместо Дан? И когда это он успел это решить? Когда Крис приложила его руку к своему животу? Каэль был явно удивлен собственным мыслям. На него это совершенно не похоже. Да что с ним такое случилось-то? Это все немного раздражало. Но привести Крис во дворец - это полбеды. Самое главное, как рассказать обо всем отцу и убедить, что эта невеста будет ничуть не хуже той. Каэль мысленно выругался. Он видит Кристэль второй раз в жизни, а уже волнуется, что отец может ее не принять. Раньше он вообще бы с этим не заморачивался, послав новоиспеченную мамашу куда подальше, даже не волнуясь за нее. Так почему же он не мог поступить так же с Кристэль? Может, потому что все предыдущие девушки сами охотно прыгали к нему в объятия, чего нельзя сказать о Крис? Она вообще была готова размазать его по стенке, будь у нее такая возможность, но, тем не менее, она вернулась, смогла найти его и не дать ему умереть. Другим было бы на него наплевать. От чего-то он знал это. Всем этим шлюхам не нужен был Каэль, им нужна была власть, которую они могли бы получить. Поэтому он и не подпускал ни одну из них близко к себе. Ему тоже было на них наплевать. А тут еще и возникало какое-то странное теплое чувство, стоило ему подумать о том, что кто-то совсем крошечный теперь обитает в животе Кристэль. Это было в новинку. Он не мог припомнить этого чувства раньше. Неведомая сила заставила его руку отпустить поводья и мягко скользнуть по животу девушки. Это произошло как-то само собой. Каэль приобнял ее, продолжая вести лошадь другой рукой. И вот их взору открылся вид на город. Казалось, княжич не был здесь целую вечность, а сидя в темнице в один момент он вообще отчаялся увидеть его снова. Дворец живописно возвышался вдалеке. Еще немного и они будут дома.
Жители города приветствовали возвратившегося князя, как-то странно при этом глядя на его сына и девушку. Каэль же не обращал на это никакого внимания. Ему хотелось поскорее войти во дворец, принять ванну и упасть на свою мягкую кровать. От этих мыслей нетерпение стало еще сильнее и, в конце концов, он даже позволил лошади ускорить шаг, не придавая значения боли в плече.
Спешившись, Каэль помог Кристэль спуститься с лошади и повел ее за руку прямиком во дворец. Высокие двери распахнулись, и взору предстали знакомые стены. Как же он скучал по всему этому. Подозвав слугу, он приказал провести Крис в покои, находящиеся рядом с его собственными, умыть, накормить и делать вообще все, что она попросит. Сам же он, перекинувшись парой слов с отцом, направился прямиком в купальню, дико желая смыть с себя все то, что могло хоть как-то напоминать о его неудавшемся путешествии.

+1

3

Всё будет хорошо… Хорошо – понятие растяжимое и каждый трактует его по-своему. Что он имел в виду, когда говорил это? Кристэль задумчиво выдохнула и опустила взгляд. Её попытки трактовать слова Каэля могут помочь ей скоротать время в пути, но навряд ли приблизят хотя бы на йоту к реальному ответу. Они не будут её убивать? Не будут прогонять? Не сделают ничего плохого? Вообще что хорошее можно ожидать от незапланированного пополнения в семействе без семейства? Биологических мамочку и папочку семьёй назвать нельзя, учитывая ещё то, как вообще так сложилось, что после их одной встречи, которая на этом и должна была закончиться, появился маленький такой довесочек в напоминание. Без взаимных чувств, может, и проще в некоторых моментах, но строить что-то на пустом месте, чревато созданием чего-то настолько же неустойчивого, как карточный домик. Или как бумажный кораблик, который опустили на воду и надеются, что он доберётся до другого берега озера, а он в итоге и до середины доплыть не сможет – размякнет и потонет. Вот так и их отношения, которых, если рассудить, не было вообще.
Ламар старалась не прижиматься к груди молодого князя, но пару раз всё же ловила себя на том, что нет-нет, но прильнёт. Целитель хорошо поработал, делая за неё то, на что обычный маг воды не был способен даже при всём своём желании и изворотливости. Но полностью рана не затянулась. Причинять дополнительную боль Мэтерленсу она не хотела, поэтому совсем немного ущемляла себя. Достаточно того, что она чувствует его руку за спиной и седло под задницей, чтобы не находиться в невесомости во время их небольшого путешествия домой. После использования магии она чувствовала немного неприятное опустошение, но оно могло окупить то, что ждёт её в столице. А может и не окупить.
Ей всё равно было немного не по себе. Вторглась в его жизнь. Ничего не просила, но её пребывание как бы намекало на «и это всё?». Помня о том, каким образом их судьбы переплелись в первый раз, то Шан можно ещё раза три беспардонно врываться в жизнь этого мужчины и ничего за это не получать, потому что и тогда его вторжение в её личное пространство навряд ли окупится.
Из мыслей вырвало прикосновение. Крестик невольно напряглась, словно почувствовала какую-то угрозу, но на самом деле она просто не поняла, что произошло. Потому опустила взгляд, увидела ладонь ламара и, наконец, прочувствовала прикосновение. Чувство, которое зародилось в ней именно в этот момент, было непонятным и неизвестным, но всё же приятным. Она расслабилась и именно в этот момент ощутила безопасность, которую навевало тепло, шедшее от ладони ламара. Доверие… Он во второй раз касается её живота, но это другой случай, другое значение. Она не пытается удержать его руку, не заставляет его что-то делать против воли, он сам. И в этом движении она не чувствует чего-то плохого, не чувствует, что ей или ребёнку что-то угрожает. Кажется, что ему это действительно… важно? Может, она просто выдумывает, и на самом деле ничего подобного нет? Просто разыгралось воображение, которое пытается идеализировать этот момент, успокоить её, ведь проще сделать вид и внушить себе, что всё будет хорошо, но нет. Это не в её духе что-то выдумывать и прибавлять ярких красок там, где их быть не должно. Он делает это сам. Без её помощи. Но привычное желание отшутиться не возникает. Она только пытается прочувствовать прикосновение и запомнить его. Кто знает, может, это в первый и последний раз она испытывает что-то подобное.
Эрдан… Она была здесь совсем недавно. За несколько дней до того, как узнала, что ей нужно искать совершенно другого мужчину. Реального и, как оказалось, важного. Возвращаясь домой, она чувствовала себя как-то иначе. Непривыкшая к излишнему вниманию и быть в центре событий, девушка немного сильнее прижалась к ламару, стараясь не смотреть на толпу. Прекрасно понимала, что в их числе могут оказаться её знакомые, друзья и даже дядя, который в это время, обычно, отправляется в лавку выпить чай с её хозяйкой. Девушке из народа не предстало ехать в такой компании, и потому она чувствовала неловкость и лёгкое смущение со стеснением в действиях. Пусть думают, что хотят, это сейчас не так важно. Она не должна тревожить себя по пустякам. Пусть это останется на менее волнительные времена.
А впереди уже возвышался дворец. К такому её жизнь не готовила. Вместо того, чтобы смотреть на Каэля или под ноги, пока он помогает ей спуститься, она немного испуганно поглядывала в сторону Князя, дворца и их людей. К такому за один день не привыкнешь. Оказавшись в стенах дворца, она себя ничуть лучше не почувствовала. Всё казалось огромным, не вычурным, но каким-то непривычным и чужим. Холодным, а там, где холод, всегда хочется потянуться к чему-то светлому и тёплому. Единственное знакомое, что у неё осталось, это сам молодой князь, но и с ним вскоре пришлось разминуться.
Она неловко ходила по комнате, понимая, что где-то там, за стенкой, покои Мэтерленса, а она здесь гостья, непонятно на каких правах вообще. Всё казалось слишком… слишком простым. Нет. Сложным. Иначе бы она знала, как себя повести в подобной ситуации и чем для неё это обернётся. Слуги, по приказу Каэля, обращались с ней, как с какой-то высокопоставленной особой. Кусок в горло, несмотря на пустой желудок, ей не полез, а вот отмыть свои руки от засохшей крови – с огромным удовольствием. Кристэль, смотря в своё отражение на воде, немного помедлила, затем опустила взгляд на руки, которые ярко напоминали о том, как она пыталась спасти жизнь ламару. Желудок сжался. Опять. Сама виновата. Отбросив мысли, она погрузила руки в воду, быстро и тщательно их отмывая, пока вода не окрасилась, а коже не стала чистой. Воду убрали быстро, поэтому ей даже не пришлось пытаться отвлечь себя на интерьер комнаты, чтобы не думать о ней и лишний раз не дразнить себя и свой желудок. Следом принесли другую воду, давая возможность умыться и немного привести в порядок мысли, а после этого прислуга оставила её, не получив новых распоряжений. Полегчало. Совсем немного.
Вот так раз в жизни получаешь шанс кем-то покомандовать, исполнение любого своего желания, а тебе даже нечего попросить, когда жизнь свела все твои запросы к минимуму. Шан села на кровать, чувствуя, насколько она мягкая и гладкая, и как податливо принимает форму её ладони, напоминая симурами, который прогибается, прося ласки. Она улыбнулась от сравнения, а потом откинулась на спину. Вздохнула и, смотря в потолок, попыталась собрать все мысли в кучу; неосознанно погладила живот, чувствуя странное тепло на кончиках пальцев.

+1

4

А вот и купальня. Взору открылся просторный зал с большим бассейном. От нагретой горячей воды тонкими белыми струйками шел пар. Не медля ни секунды, Каэль скинул с себя одежду и влез в воду, прислоняясь спиной к прохладному краю бассейна. Тело окутала приятная благодать и княжич блаженно вздохнул, откидывая назад голову и прикрывая глаза. Морская сущность впала в эйфорию. Тело начало отогреваться, казалось, до самых костей. Каэль довольно долго просидел в таком положении, наслаждаясь. В голове все еще мелькали последние события, но теперь они казались чем-то нереальным, словно это был просто кошмарный сон. Вот только в одной из комнат его ожидала Крис, и вот это уж точно был не сон. Странно все это. Подумав так, Каэль, наконец, позвал прислугу, чтобы помогли отмыться от всей этой грязи, что накопилась за последние несколько недель. В этот раз заигрывать со служанками, как он делал обычно, не было никакого желания. Он по большей части молча позволял тереть себя мочалками, лишь иногда отдавая поручения. Девушки переглядывались немного недоуменно, но ничего не говорили. Каэль слишком устал. Надо было полноценно отдохнуть. Но сначала, следовало навестить отца и узнать, как там обустроилась Кристабель.
Закончив омовения, Каэль облачился в костюм излюбленного насыщенного синего цвета, приказав забрать ту одежду, в которой он был до этого. Не хотелось, чтобы хоть что-то еще напоминало о тех событиях. Выйдя из купальни, княжич почти сразу столкнулся с целителем. Тот настоял на том, чтобы Каэль позволил ему долечить рану. Визит к отцу пришлось отложить. Ведомый целителем, Каэль поднялся в свою комнату, почему-то гадая, как там Крис, и в очередной раз ловя себя на том, что слишком уж странные у него мысли. Разложив все необходимое, целитель принялся колдовать над молодым князем. Процедура заняла гораздо меньше времени, чем предполагал Каэль, но, тем не менее, было довольно сложно смирно лежать на мягкой кровати и не уснуть глубоким сном. Целитель закончил именно тогда, когда княжич вот-вот был готов крепко заснуть. Тряхнув головой, он сел, отгоняя от себя сон.
- Спасибо. - Поблагодарил он.
Целитель слегка удивился, но затем, улыбнувшись, поклонился и вышел из спальни.
Разве он раньше благодарил кого-нибудь за что-то? Каэль не мог вспомнить. Ему всегда казалось, что это обязанность окружающих делать все для сына князя. Снова возникло какое-то странное ощущение, которого Каэль не мог понять. Ладно, думать об этом будет позже, а сейчас надо было зайти в соседнюю комнату. Каэль поднялся и подошел к зеркалу. Вроде бы ничего и не изменилось, но, в то же время, в отражении он увидел исхудавшего и измученного ламара, побледневшего и осунувшегося. Еще влажные волосы слишком отросли и свисали неровными прядями, а на лице не было ни капли самодовольства и самолюбования. Каэль фыркнул и отошел, явно не удовлетворенный тем, что он увидел. Тем не менее, он поправил манжеты и одернул пиджак, после чего, вышел из комнаты и подошел к соседней двери, от чего-то чувствуя себя как-то неловко.
- Крис, - позвал он, тихонько постучав, - Это Каэль, я могу войти?
Смутно знакомая ситуация. Ах, да, точно так же он стоял перед дверью спальни Даниэль, пытаясь вытащить ее на ужин. Лишь одно воспоминание о ней заставило его стиснуть гневно зубы. Не сейчас. Ему еще предоставится возможность отомстить. Кое-как он смог переключить свое внимание на ту, которая находилась по ту сторону двери. Интересно, что она сейчас думала обо всем происходящем?

+1

5

Кристэль закрыла глаза, прислушиваясь к своим ощущениям, которые обычно принимают за общение с внутренним голосом. Её голос молчал. Её действиями руководили порывы, что, для собранной и расчётливой девушки, было в новинку, но иначе в окружении Мэтерленса ничего не получалось. Оставшись наедине со своими мыслями, она смогла немного поразмыслить о своём положении. Что ей даст возможность погостить во владениях Князя, неизвестно. Об этом и думать не стоит. Многие действия ламара были непонятными ей и, как казалось, многого быть вообще не должно. Их ничего не связывает. Почти ничего… Но этого явно мало для того, чтобы враз стать кем-то большим, чем просто случайный встречный, а Каэль… многие его действия вызывали диссонанс. С нелюбимыми не бывают такими… Заботливыми? Нежными? Внимательными? Ламар, которого в народе вспоминают незлым тихим словом, показывал другую сторону себя. Да, он заносчивый, лицемерный, самовлюблённый и напыщенный балван, но что-то в нём есть. Ведь правда же? Она ничего не выдумывала. Поступки говорили больше слухов. Шан сделала скидку на то, что на переоценку вещей могла повлиять та грань, на которой оказался мужчина. Перед смертью обычно, пусть и не всегда, но переоцениваешь свою жизнь и свои поступки. Возможно, именно это повлияло тогда на ламара. И, повинуясь порывам, он делал то, чего от него не ждали. Девушка понимала, что сейчас он поправится, осознает, что Всевышний не гоняется за его душой и ему больше ничего не угрожает. Вернёт свои привычки, станет собой и, в лучшем случае, попросит её уйти. Ламар готовилась и к такому раскладу. С этим парнем не угадаешь, чем всё обернётся в последний момент.
Она повернула голову на бок, открыла глаза, всматриваясь в интерьер комнаты. Нет, это всё точно не для неё. Она выросла в другом месте. Её семья, конечно, никогда на недостаток денег не жаловалась, не бедствовала, но и не жила, как знать. К хорошему привыкают быстро, но Крис не была уверена, что она бы смогла вписаться в подобную обстановку.
- И с чего я вообще об этом думаю… - вздохнула.
Сирена услышала  голос ламара, а потом в дверь постучались. Она узнала бы его и без представления. Уж его голос она хорошо запомнила ещё в первый день их знакомства.
- Да, конечно.
Разве она могла ответить что-то другое? Она здесь гостья, он – хозяин. В своих владениях он волен ходить туда, куда пожелает, и она не в праве ему что-то запрещать, пока находится в его доме. Шанодэ’ель села, немного замявшись. К двери она была полубоком, поэтому Каэль её мог отлично видеть, как и она его. Девушка только неосознанно тихо кашлянула, прочищая горло, словно ком внезапно в нём образовался, и поправила верх платья. Ей снова стало неловко. И вот почему она волнуется, словно у неё первое свидание?
- Выкинь из головы эти глупости. Выкинь! Взрослые женщины и матеря себя так не ведут. Ну… наверное.
Когда ламар вошёл, Крестик осмотрела его. В прошлый раз сделать это возможности не было, по вполне понятным причинам. Теперь же… она видела перед собой другого мужчину, в чьих чертах слабо угадывался тот ламар, с которым она познакомилась с месяц назад. Дорогая одежда не смогли скрыть его болезненного вида. Ей показалось, что изменилась даже походка. Другим стал взгляд. Бледный, вымученный, исхудавший и нет в нём ничего от заносчивого мальчишки, который привык брать то, что хотел, ведь весь мир, как ему казалось, принадлежал только его совсем нескромной персоне.
- Как ты себя чувствуешь? – ей и в правду было не всё равно. Беспокойство, которое появилось в голосе, не отдавало фальшью или шаблонностью.

+1

6

- Да, конечно.
Услышав разрешение, Каэль открыл дверь и шагнул в комнату. Кристель сидела на кровати все еще в той же одежде, но уже успела привести себя немного в порядок. Ее вопрос внезапно удивил. Как он себя чувствовал? Наверное, точнее всего его состояние сейчас описывало бы слово "устал". Устал от всего. Не только физически, но и морально. Опасение скорой смерти ушло, с отцом было все в порядке, переворот никто не успел свершить. Стало спокойнее. Можно было выдохнуть и на время просто расслабиться и привести себя в порядок.
Он чуть улыбнулся:
- Похоже, я действительно выгляжу ужасно, раз ты даже заволновалась. - Он посмотрел на свою руку: ухоженная ранее кожа сейчас была обветренной, серой и грубой на ощупь, а длинные пальцы выглядели как кости, обтянутые кожей. Что уж было говорить о его лице. Вспомнилось отражение в зеркале. В таком виде только с дамами беседы вести. С другой стороны, Крис отличалась от тех дам, с которыми он привык вести подобные светские беседы. По крайней мере, ему так казалось. Он ведь и не знал ее толком. Что ж, у них было полно времени узнать друг друга получше. Тем более в свете последних событий.
- Пребывание в плену не могло не сказаться. - Проговорил он, скорее высказывая свои мысли вслух, чем обращаясь к девушке. Затем он неспешно прошел к окну и взглянул на открывающийся вид. А ведь он мог все это потерять. Все. Обеспеченную жизнь, свое положение, отца... И он бы уже никогда не увидел из окна этого вида.
Отойдя, Каэль наткнулся взглядом на поднос с едой, которую, видимо, принесли для Кристель. Та самая нормальная еда, которую он уже давно не пробовал. Реакция организма была мгновенной. Был порыв даже накинуться на этот скромный по княжеским меркам обед, но княжич сдержал себя и взглянул на девушку.
- Вижу, ты еще не обедала. Не составишь в таком случае мне компанию? - Из-за долгого пребывания в заточении он уже привык к постоянному чувству голода. Это стало нормальным состоянием его организма. Но сейчас, вспомнив, какие яства есть во дворце, он понял, насколько проголодался.
Каэль взял стоящий на столе серебряный колокольчик и позвонил в него. Почти тут же в комнату заглянула прислуга.
- Заберите это и накройте стол в гостиной на двоих. - Отдал он приказ.
Девушка суетливо взяла поднос.
- Да и спросите отца, будет ли он обедать с нами.
Прислуга поклонилась в знак понимания и вышла. Когда поднос с едой унесли, немного полегчало. Нет, есть хотелось все еще так же, просто теперь не было соблазна накинуться на еду, как дикий зверь на добычу.
- Кстати, здесь есть кое-какие наряды. - Он подошел к белому шкафу с красивой резьбой на дверцах. Каэль вдруг вспомнил, что эту комнату готовили для Даниэль, если она вдруг передумает и захочет перебраться поближе к княжичу. Его отец специально заказывал для нее платья, которым, в итоге, суждено было так и остаться висеть в шкафу. - Можешь выбрать любое, какое понравится, они все новые. - Он открыл дверцу, демонстрируя наряды. - Думаю, они должны подойти.

+1

7

- В плену? – Кристэль удивилась. Она попыталась вспомнить всё, что он ей рассказал о своей «миссии» в эльфийских землях и том, насколько «радушно» его приняли местные. Стража гонялась за ним – это да, но они не могли обойтись подобным образом с сыном князя. А то, что Каэль сказал о своей родословной и они, перепроверив, в этом убедились, не подвергалось сомнению. Здесь было что-то ещё. Навряд ли его невеста, которую он хотел найти, вместе с тем неизвестным, который помогал ей скрываться от нежеланного жениха, взяли бы его в плен. Тут должно быть что-то ещё, но что – фалмари не пыталась выпытать. Достаточно того, до какого состояния они довели ламара, а кто и зачем – дело не её. Всё обошлось. Он дома, а здесь его быстро поставят на ноги. Лекарь наверняка полностью исцелил его раны, а откормиться молодого князя и дать ему хорошенько выспаться – не проблема. Стража не подпустит к нему неприятелей.
Шан проводила ламара взглядом, не зная, что сказать. Выказанное беспокойство удивило мужчину, видимо, искренне его самочувствием интересовался только отец. И то не факт. А услышать что-то подобное от, практически, незнакомки было странно. Ей, исходя из мировых законов, и спасать его не следовало. Ей вообще много чего делать не следовало, чтобы потом не было проблем, но когда это Крис подчинялась законам мироздания?
Девушка перевела взгляд с Мэтерленса на поднос, к которому даже не прикоснулась. Сопоставив некоторые обстоятельства, она пришла к выводу, что ламар сейчас должен быть фойрровски голоден. Его держали в плену, неизвестно как долго. Если судить по его истощению, то не меньше недели, а то и больше. Во время перехода особо не поешь, а после их приезда домой, он навряд ли успел набить желудок, иначе бы не предлагал им отобедать вместе и не смотрел голодными глазами на еду. Крестик уже хотела предложить ему сесть рядом и нормально поесть. Перед ней не обязательно следить за манерами и аккуратно есть крохотными кусочками, как подобает по этикету. Она выросла в обществе, где спокойно едят руками и жуют так, что еда во все стороны летит. А он, скорей всего, был настолько голоден, что с радостью бы пренебрёг всеми правилами и вгрызся в лакомый кусок, довольно причавкивая. Тогда бы она почувствовала себя конюхом, который решил дать голодной лошади спелое яблоко или сочную морковку, но лучше он поест, чем и дальше будет смотреть на всё, как некормленый зверь. Ему нужны силы, а значит, и еда.
- Конечно, - улыбнулась Сирена. - Отвесьте мне кто-нибудь подзатыльник. Я веду себя как влюблённый подросток-идиот.
Похоже, что ему было тяжело держать себя в руках, но он старался делать вид, что всё в порядке. И это ламар, который при ней умирал в не самом прелестном виде. Хорошо, что тогда он не пытался делать вид, что у него всё под контролем.
Шанодэ’ель перевела взгляд на содержимое шкафа. Не то что бы её привлекали подобного рода наряды или вообще платья. Ей просто стало интересно, кому принадлежала эта комната, а точнее, кому должна была, раз к вещам никто так и не притронулся. Предположила, что той самой сбежавшей невесте, имя которой она не помнила. Но это не важно. Ей всё равно, кто должен был оказаться на её месте, и куда подевалась эта девушка.
- Спасибо.
Снова эта неловкость. Такое ощущение, что им лет по двадцать пять, и они впервые увидели противоположный пол к неглиже, а потом ещё и матушка с папенькой сообщили радостную весть, что детей приносит не келпи. Было бы смешно, если бы не было так грустно. Сказать было нечего, а Каэль, кажется, не планировал слишком долго задерживаться в предоставленной ей комнате. Дав ей возможность переодеться, он вышел из комнаты, попросив заглянуть к нему, как только она справится и будет готова. Мог бы и не выходить, учитывая то, что он уже прекрасно успел её не только рассмотреть, но не будет же она ему вслед кричать, чтобы он остался, пока она устраивает весёлое представление «Долой старое шмотье!». Переодеваться изначально девушка не планировала, но потом оценила внешний вид платья, которое после дороги и попыток спасти Мэтерленса потеряло свой товарный вид. Оборванный край, пятна от крови и мокрого песка. Определённо придётся это поменять.
Крестик вздохнула, подошла к шкафу и попыталась найти в нём что-то подходящее. Проблема нарядов, которые носят аристократы, в том, что одеться самому будет проблематично. Для этого вокруг них всегда вьются слуги, чтобы правильно затянуть каждый узел, поправить то тут, то там, а фалмари, мало того, что не хотела напрягать кого-то, так ещё и влезть в новую шкурку прям с ходу не могла и не хотела, понимая, что так ещё больше будет чувствовать себя не в своей тарелке. Подобрав более-менее подходящее платье, которое одевалось достаточно просто – через голову и исключало наличие завязок в принципе, она сняла изуродованное платье и надела другое. Материал был приятным на ощупь и дорогим. Плотная, но не сильно тяжелая. С минимум открытой кожи, что народ волн не шибко приветствовал, но сезон и погода вынуждали одеваться немного теплее. Поэтому двойное платье с длинной юбкой и рукавами было как нельзя кстати. Небольшой прямой вырез, в котором едва угадывалось очертание груди. Основная часть платья, лазурная и отделанная ярким золотым рисунком из нитей, выглядывала через просвечивающийся тонкий слой розовой ткани, которая почти в точности, за исключением выреза расширяющегося от груди, повторяла контуры основы. ткань переливалась на свету, а отделка на подоле, груди, рукавах и даже вырезе добавляла дороговизны, казалось бы, довольно простому платью. Платье шилось не под неё, поэтому немного было великовато, так что при ходьбе Крестик была вынуждена немного приподнимать подол, чтобы в нём не путаться, а кисти рук до основания пальцев скрывали широкие рукава. В обычный рабочий день она бы ни за что не надела что-то подобное – в таком ни тебе цветы продавать, ни демонстрировать покупателям украшения, да и не побегаешь особо. Точно где-нибудь запутаешься в подоле и красочно навернёшься. Но для этой ситуации сойдёт вполне, хотя и всё ещё немного некомфортно.
Покинув комнату, она осмотрелась. Прекрасно помнила, где находится комната Каэля, но зайти к нему как-то не решалась. К счастью, видимо, наследнику надоело её долго ждать, и он вышел сам, поэтому, пересёкшись в коридоре, они вместе отправились гостиную, где прислуга уже заканчивала сервировку стола. Заняв отведённые им места, девушка осознала, что главное место ещё пустует и, судя по третьему набору сервиза, обедать они будут не вдвоём.
- Его Величество присоединится к вам немного позже, - сообщила служанка ламару и удалилась.
Вот теперь Шан стало ещё и страшно. Она немного вжалась спиной в спинку стула и всмотрелась в кучу тарелок, вилок и ножей, предназначение большей части которых она не знала. Заглядываться в тарелки других и смотреть, что они берут и как, было бы, как ей казалось, невежливо и некрасиво с её стороны, но… как-то же выкручиваться надо. В гости надо ходить со своими столовыми приборами, чтобы наверняка. Я это взял, я этим есть и буду и пошли все к кракеновой бабушке.

+1

8

Оставив девушку одну, чтобы она могла спокойно переодеться, Каэль ненадолго вернулся в свою комнату. От одной мысли о еде начинала кружиться голова. Надо было с этим что-то делать. Он сделал глубокий вдох, пытаясь привести себя в порядок. Да, он позвал на обед отца, он знает, что будет разговор, которого не избежать, но лучше уж сразу расставить все точки над "и". Как пойдет этот разговор он не имел ни малейшего понятия. Может, зря он позвал Кристель? Может, надо было сначала ему одному поговорить с отцом? Но, с другой стороны, они же должны познакомиться... А что, если он не поверит ей и не пожелает ее присутствия во дворце? Так, о чем я вообще думаю?.. Нервничаю, как мальчишка.
- Ох, Аллор, помоги мне. - Даже находясь в плену, он не взывал к богу, отчего вдруг сейчас его на это потянуло? Каэль не знал. Он усмехнулся сам себе, дивясь собственным мыслям.
Прикинув, что Крис уже, наверняка, переоделась, он вышел из комнаты и действительно встретил ее в коридоре. Дивное платьице она себе выбрала, нужно сказать. Оно ей определенно шло. Немного великовато, но сразу и не заметишь. Она была чуточку меньше Дан. Миниатюрная и миленькая... Ну вот, опять...
Он улыбнулся, увидев ее:
- Очаровательно выглядишь, - при этом он ничуть не лукавил. Да, порой он часто прибегал к лести и многочисленным комплиментам, лишь бы девушки теряли голову, но сейчас он говорил действительно то, что видел. Крис и правда была очень хорошенькой. Каэль учтиво предложил ей взять его под руку, и они направились в гостиную, где уже был сервирован стол. Отодвинув стул, он помог девушке сесть, и только потом уселся сам, стараясь не смотреть на все эти вкусно расставленные блюда. Княжичу не пристало накидываться на еду, как варвару, поэтому нужно было сохранять спокойствие.
Каэль взглянул на Кристель и уловил направление ее взгляда. Отец, видимо, принял приглашение отобедать и тоже скоро придет. Ну и с чего это мы нервничаем? Вдруг вспомнилось, как он бесился, когда отец заставлял его ухаживать за Даниэль, когда пытался вдолбить ему прописные истины, которые молодому князю казались чем-то недостойным его внимания. Сейчас это виделось каким-то странным. За время заточения он уже много чего успел переосмыслить. Сейчас его выходки ему самому казались настолько глупыми, а капризы несущественными, что аж тянуло смеяться над самим собой. Пресвятой Аллор, кем же он себя выставлял все это время?.. Как глупо. И стыдно...
- Его Величество присоединится к вам немного позже.
Слова служанки вывели из раздумий. Каэль кивнул ей и только сейчас заметил, как напряглась Крис. Похоже, приглашать отца и правда была не очень хорошая идея. Он накрыл ее руку своей.
- Не бойся ты так, все будет хорошо, - в который раз сказал он и ободряюще улыбнулся. Затем, прикинув, что для обычной цветочницы (насколько он мог помнить с ее слов, которыми они успели перекинуться за время того короткого завтрака в таверне) все эти многочисленные приборы выглядели абсолютно одинаково, он решил немного ей помочь, пока князь еще не подоспел.
- На столе в основном рыба, так что бери крайние вилки с обеих сторон. - Подсказал он, - а вообще, смотри на меня и делай точно так же.
Каэль подмигнул, и в следующее мгновение в гостиную вошел князь. Каэль поприветствовал его, поднявшись. Князь ответил тем же и сел за стол. Его взгляд скользнул по платью Крис. Было видно, что он узнал, чьим это платье должно было стать. Теперь его взгляд перешел на Каэля:
- Полагаю, упоминать Даниэль не стоит, как и твою выходку в землях эльфов. - Каэль стыдливо опустил взгляд в стол. Ему самому сейчас свои поступки казались настолько неразумными, что хотелось проволиться сквозь землю. - Может, тогда хотя бы представишь меня нашей гостье?
Конечно же, представлять его Кристель не было необходимости, она прекрасно знала, кто он, просто его отец так попросил представить ему девушку. Не станет же он говорить: "А ну-ка, представь мне ее". Это бы прозвучало немного грубо. Его отец таким не был.
- Да, конечно, где же мои манеры. - Ответил молодой князь. - Кристель, это мой отец, Ришестэль Мэтерленс, князь Фалмарила. Отец, это Кристабель, она простая цветочница и, по совместительству, мать твоего будущего внука. - Каэль был напряжен ничуть не меньше Кристель. Слова давались с трудом, но он понимал, что должен был это сказать.
Надо было видеть, как изменилось лицо князя. Такого резкого поворота событий он совершенно не ожидал. Он удивленно посмотрел на Крис, потом снова на своего нерадивого сыночка, а потом, после небольшой паузы, спросил:
- Ты в этом точно уверен?.. - Видимо, князь сильно сомневался в том, что его сын решится притащить сюда одну из своих "дам сердца", которая ненароком залетела. Он бы скорее пожелал от нее избавиться, чем официально становиться отцом. Да и девушка просто могла соврать, чтобы поближе подобраться к княжеской семье.
- Уверен. - Ответил Каэль, - и я не искал замену Даниэль, чтобы получить трон. Просто...так получилось. И я бы хотел, чтобы она осталась с нами, если, конечно, она сама не против. - Он слегка сжал ее руку, ожидая ответа.
Что в это время творилось в голове князя Фалмарила представить было непросто. С другой стороны, он же сам хотел, чтобы женой его сына стала девушка из народа. Пусть это и не Даниэль, но результат все равно получался тот же. Поразмыслив таким образом, князь снова заговорил:
- Вообще-то, я имел в виду, откуда ты можешь быть уверен, что будет именно внук? Может, родится девочка? - И он, взяв в руки столовые приборы, принялся неспешно есть, как ни в чем не бывало.
От сердца Каэля отлегло. Он с облегчением улыбнулся, понимая, что отец не имел ничего против.
- Да как-то...это первое, что пришло в голову. - Усмехнулся он, - О другом варианте я даже не подумал. - И он тоже вернул свое внимание стоящему перед ним блюду, глянув краем глаза на Крис, мол я же говорил, что все будет хорошо.

Отредактировано Каэль (2014-12-14 17:31:43)

+1

9

Комплименты, внимание, забота, манеры, которыми её окружал Каэль, были чуждыми ей. Кристэль понимала, что, наверное, именно так её отец и обходился с её матерью, но он-то её любил, а вот что Мэтерленса на такое толкает – вообще непонятно. Конечно, ей было безумно приятно, пусть и такое поведение сильно смущало. Беременность добавляла немного сентиментальности и мешала собраться, но старая добрая Шан понимала, что сказка, которая начиналась счастливо, могла закончиться горько. Зная о том, что парень побывал в плену, а потом чуть не умер и на этой почве мог многое в своей жизни переосмыслить, и за это время ещё не успел осознать до конца, что его ждёт прошлая такая же сочная, как баранья нога на столе, жизнь, не могла расслабиться и принять это как должное. Иллюзия когда-нибудь исчезнет, так ей казалось. Он не будет вечно так обходителен и, что таить, мил, как сейчас.
- Или же я сильно драматизирую и мне стоило бы не забивать этим голову.
Снова почувствовала его поддержку и прикосновение, не стала убирать руку, а только перевела на ламара взгляд, всматриваясь в его лицо и пытаясь понять одно, зачем он это делает. Разве невлюблённый может так относиться к кому-то чужому, даже если их, по некоторым обстоятельствам, что-то связывает. Всё это слабо напоминало правду и фалмари казалось, что где-то спрятался подвох, который она не могла разглядеть. Даже в его вымученном побледневшем лице и глазах ничего не отдавалось ложью. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой… так ей казалось. Но даже так… ей захотелось податься вперёд, ближе, но вместо этого порыва, она перевела взгляд на стол, пытаясь, не столько понять, какими приборами ей стоит пользоваться, как прочитать его.
Крестик услышала шаги и перевела взгляд на вход в гостиную. Показался Князь. Старшего Мэтерленса она запомнила ещё с первой их встречи. Статный состоявшийся мужчина, вокруг которого, как паучьи липкие сети, ещё больше слухов, чем у его сына. Перешептываться за спиной Ришестэля боялись. Одно неосторожное слово, и ламары верили, что их лишат не только языка. Узурпатор – таким его видел народ Фалмарила. И Шанодэ’ель в такой компании чувствовала себя неуютно. Она немного побаивалась мужчину, ведь даже Каэль в его окружении вёл себя несколько иначе, а это уже что-то значит.
Девушка поднялась и поклонилась правителю, сев обратно лишь после того, как Князь занял место за их общим столом. Она так и не решилась поднять на него взгляд. С Каэлем общаться было намного проще – он не представился сразу, а потому их отношения сложились несколько иначе, чем должны были. Ей хотелось показать своё уважение к владыке Фалмарила, но ничего не могла поделать со страхом, который вытеснял все остальные эмоции. Она сжала юбку платья от волнения. Слова застряли в горле. Сердце стало быстрее качать кровь, и Крис почувствовала, как оно отчётливо отдаётся в висках. Такое ощущение, что она не обедает с ним, а сидит в зале суда и ждёт, когда ей вынесут смертный приговор и отправят на виселицу.
Ей ничего не пришлось говорить. Князь начал диалог первым. От его властного и поставленного голоса она внутри вся поёжилась, чувствуя, как по спине пробежал холодок. И куда делась вся её храбрость? Кажется, даже в животе что-то сжалось, пытаясь защитить себя, но девушка понимала, что её воображение дорисовывает то, чего на самом деле нет. Ей просто страшно и её страх ищет земное воплощение.
Только она, как подобает манерам, хотела сказать, как ей приятно познакомиться со столько благородным ламаром, как Каэль заикнулся о своих весёлых похождениях.
Внука… Хорошо, что в этот момент она ничего не ела и не пила, иначе бы или подавилась или вся красота потекла бы из носа. А сделать после такого видимость, что все под контролем, несколько проблематично и серьёзности ситуации ну никак не добавит. Вот тут Кристэль разрывало два чувства. С одной стороны ей захотелось провалиться сквозь землю, а с другой… с другой желудок спазматически сжался и её снова затошнило. Сейчас Князь разозлится, и полетят головы. Уже после его вопроса девушка вжала голову в плечи, словно молюск, который прячется в свою раковину, только бы его не сожрали чайки. А лучше быстро… быстро убежать в море. Вот только встать из-за стола у неё возможности не было. Ноги не слушались, а она только сильнее сжала юбку платья, чувствуя, как голова начинает кружиться. Прекрасно. Ей только что завуалировано сделали предложение не просто с ходу выйти замуж, а без малого стать будущей княжной Фалмарила. И что она делает? У неё кружится голова, ей страшно до дрожи в коленках, и её безумно тошнит!
- Что-то мне нехорошо…
Возникло желание взять салфетку со стола, помахать на себя, имитируя веер; стало слишком жарко. И она едва удержалась от того, чтобы не встать из-за стола и не попроситься прогуляться пять-десять минут, в которые она даст дёру из дворца. С ума сойти! Цветочницы в жены молодым князьям! Она, конечно, подозревала, что аристократия – народ странный, но чтоб настолько…
- Я - Э-э…
Она подняла взгляд на Каэля, потом трусовато посмотрела на его отца и снова на младшего Мэтерленса, вновь чувствуя, как он сжимает её руку. Внутренний голос орал, как ненормальный: «Соглашайся, идиотка!», но нерешительная особа разрывалась между тем, чтобы поступить правильно и… Ещё бы знать, что вообще правильно, а что нет. Выходить замуж за незнакомого мужчину… так делают многие. Брак по расчёту ещё никто не отменял, но такое редко было в ходу в её среднем классе. По крайней мере, Крис всегда тихо радовалась тому, что ей так поступать не придётся. Вот. Накаркала. Давило осознание, что ребёнку не помешал бы отец, да и поведение молодого князя располагало согласиться на его предложение, даже если прозвучало оно вот так и только из-за того, что она носит под сердцем их общее чадо, которое ещё не имеет права голоса. Жить в достатке тоже, в сущности, неплохо. Она в первую очередь думала не о себе, а о малыше, который всегда будет сыт и ухожен, получит образование и не будет ждать до вечера мать, которая пытается заработать деньги, чтобы ему было что поесть завтра. Может, не так уж и плох этот брак по расчёту?
Князь вовремя разбавил обстановку своей шуткой.
- Девочка.. А вот фига вам. Мужика рожу!
Кристэль выдохнула и немного расслабилась, перестала так сильно сжимать юбку платья. Головокружение прошло и тошнота, кажется, стала не такой ощутимой. Даже появилось желание что-нибудь всё же съесть. Она не знала, как ответить на реплику Каэля, поэтому единственное, что сделала, - это погладила его ладонь, которую он не убирал с её руки, большим пальцем.
Она легко улыбнулась и взглядом показала ламару на еду, мол, ты же есть хотел. Из них троих он тут самый голодный был. Девушка помнила, с какой жадностью он смотрел на еду, поэтому, как это ни странно, хотела всё же его накормить. Сама она принялась за еду сразу, как только убедилась в том, что желудок Мэтерленса начал пополняться едой. Посмотрела, что берёт её, внезапно, жених, и стала есть то же самое, используя те же приборы, что и он.

+1

10

Ситуация пришла в норму, атмосфера стала спокойной и мирной. Наконец-то на душе молодого князя вновь воцарилось некоторое умиротворение, да и желудок стал понемногу наполняться. Однако он знал, что нельзя наедаться сразу, иначе с непривычки может быть весьма плохо, поэтому, сильно налегать на еду он не стал, переключившись на бокал вина.
Беседа шла в основном между князем и его сыном. Каэль понимал, что Крис все еще чувствовала себя не в своей тарелке, видя, как она то краснела, то бледнела. В одно мгновение он даже как-то заволновался и поинтересовался у нее, как она себя чувствует. Его отец рассказывал о том, что творилось после отъезда Каэля, приправляя порой рассказ парой шуток о сообразительности эльфов, внимательно поглядывая на невестку и сына.
- Прости меня. - Вдруг сказал он.
Каэль вопросительно взглянул на него.
- Это я должен извиняться за то, что натворил.
- Нет, - мотнул головой князь, - если бы я только раньше узнал, кем является Даниэль, я бы не отправил тебя за ней в одиночку и не допустил того, что мой сын провел столько времени в заключении.
- Но ведь ты не мог этого знать, пап. К тому же, будь я умнее, то не попался бы вот так легко...
- А если бы я не успел добраться до их лагеря вовремя? - Почему-то Каэль только сейчас осознал, как переживал за него все это время отец.
- Тебе не стоит так волноваться. Все-таки ты же успел, да и фея спасла меня. - Он с благодарностью посмотрел на Крис, - Если бы не она, нашему целителю пришлось бы стать некромантом.

Закончив трапезу, князь, поднявшись изо стола, подошел к Кристель и взял ее за руку:
- Что ж, фея, добро пожаловать. Надеюсь, тебе у нас понравится. А я прослежу, чтобы мой сын не наделал глупостей.
С этими словами он улыбнулся и отправился по своим незаконченным делам, оставляя их наедине.
Вновь предложив взять себя под руку, Каэль повел девушку обратно в покои.
- Не такой уж он и страшный, верно? - Вдруг заговорил он, подводя Кристель к дверям ее спальни. - Ты как, в порядке? А то мне на мгновение показалось, что ты вот-вот рухнешь под стол от испуга. - Усмехнулся он, останавливаясь и поворачиваясь к ней лицом.
- Для тебя это все, наверное, слишком неожиданно. Если ты посчитаешь, что без меня, да и вообще нашего семейства, тебе будет лучше, я пойму. Все-таки, ты ведь меня совершенно не знаешь. Но я бы действительно хотел, чтобы ты осталась. - Каэль не говорил о тех преимуществах, которые будут у нее, если она останется, как говорил Даниэль. Он не хотел ее отпускать, сам не зная, почему, но и держать Кристель в замке силой ему не хотелось. Может, насильное заключение в темнице сказывалось? Теперь он на собственной шкуре знал, каково это, находиться там, где тебе находиться невыносимо. Возможно, сейчас он даже немного понимал чувства Даниэль и даже не стал бы винить ее за то, что она хотела сбежать. Но, с другой стороны, если бы Даниэль не сбежала, он бы сейчас не держал за руки Крис. Судьба? Еще совсем недавно он не верил во всю эту романтическую чушь.
- Ты вольна делать то, что тебе хочется. Если пожелаешь, я прикажу подать карету, чтобы ты могла навестить свою семью.

+1

11

Кристэль не вмешивалась в разговор отца и сына. Слышала, оставаясь сторонним наблюдателем, который постепенно привыкает к новой обстановке. Чем дольше велась непринуждённая беседа, тем легче становилось девушке. Она внимательно вслушивалась и молча радовалась тому, что её не просят пока вклиниться в разговор и поддержать беседу. Возможно, когда-нибудь со временем она сможет это сделать, а пока рано. Она ещё не освоилась на новом месте и в новом окружении. То, что Каэль сидел между ней и Князем, давало ей больше возможностей. Не все её ошибки были заметны, а первое время было удобно прятаться за ламаров, особо не показываясь Ришэстелю на глаза. Под конец беседы она немного осмелела и почти перестала робеть. Выпрямилась и больше не пыталась вжаться в спинку стула, прячась за своего князя.
- Своего… - повертела и так, и эдак, пытаясь прочувствовать острый вкус слова. Необычно, как если бы ей предложили съесть сладкий десерт, а в том была какая-то особенная перчинка, добавившая сахарному блюду остроту. В меру и оттого оно не портило лакомство, от которого одновременно хотелось жмуриться от удовольствия, желая откусить ещё кусочек, и отказываться, зная, что больше будет жечь язык  тогда вкус и впечатление испортятся.
Разговор приобрёл грустную ноту. Не удивительно, учитывая то, что отец за малым не потерял сына. Она так и не поняла, что именно произошло в эти злополучные недели, пока ей не было рядом, но итог был один – Каэль мог умереть в тот день. Крестик не хотела об этом думать. Подобные мысли омрачняли настроение, а они и без этого скакали, мама не балуй. Девушка слишком остро реагировала на подобные моменты, поэтому, когда ламар решил разбавить обстановку, она перевела на него взгляд и просто улыбнулась, открыто и тепло. Всё обошлось. И в правду, не стоит тревожить прошлое, когда есть настоящее и не менее важное будущее. Фалмари незаметно огладила живот, ловя себя на мысли, что незапланированное вдруг стало слишком желанным.
Жест Князя был неожиданным. Криста поначалу растерялась, но уже не смотрела на мужчину так боязно, как в первый раз. Понемногу начала привыкать к нему, и все слухи рассеивались. Теперь, после тесного общения, ей казалось, что это самая обычная семья, со своими скелетами в шкафах, проблемами, недопониманиями, которые так часто возникают между родителями и детьми, и маленькими радостными моментами.
- Рада была познакомиться с Вами, - она смогла сказать это искренне, от душу и сопроводить слова улыбкой. Отлегло. Ещё немного волнительно и немного страшно, но так, кажется, и должно быть. К чужому человеку всегда сложно пропитаться доверием.
Во второй раз идти под руку с Мэтерленсом было значительно проще и привычнее. Даже подол длинного платья не так мешался, хотя она продолжала его поддерживать свободной рукой, не желая оступиться во всё ещё чужом доме.
- Верно, - улыбнулась. Большая часть страхов развеялась и Крестик чувствовала себя свободнее. Никто её ни к чему не принуждал, и это было прекрасно. – Да, был такой момент, - неловко согласилась девушка, отводя взгляд. На щеках снова появился румянец. Ей было немного стыдно за своё поведение за столом, но в то же время она понимала, что не могла в той ситуации поступить иначе. Каэлю в этом плане было проще, он знал своего отца, как и что ему сказать, а главное – когда. Шанодэель отталкивалась от слухов, которые, как показала практика, сильно далеки от действительности. Не так ужасен был Князь, как его обрисовали. О слухах она решила умолчать, хотя подозревала, что молодой князь в курсе того, какого мнения об их семье народ Фалмарила. По крайней мере, один из детей волн поменял своё мнение.
Перевела взгляд на ламара, когда он заговорил о её свободе. Переступив порог княжеского дома, она ни разу не почувствовала себя птицей в золотой клетке. Да, было неуютно и сейчас, но она была свободна и прямо сейчас могла уйти.
- Да, наверное, стоит наведаться к дяде, - она виновато улыбнулась, от неловкости убрав руку за голову. – Я ему ещё не сообщила «радостную весть».
Отец Каэля узнал о пополнении в семействе раньше. Держать втайне от единственного родственника то, что их в будущем ждёт пополнение, она не планировала. Но одно дело сказать ему, что она беременна, другое – от кого.
- Думаю, на сегодня слишком много впечатлений, поэтому я на свежую голову подумаю, как ему об этом сказать и… - она выдержала паузу, пытаясь сформировать все своим мысли и соображения в слова. – Я хочу остаться.
Криста не его знала – это правда. Жить в одном доме с незнакомым мужчиной, да ещё и оставаться в чужой семье, сменяя одну жизнь на другую, трудно, но нежность и внимание, какими бы странными они не казались в их случае, подкупали. Даже сейчас, стоя напротив него, не касаясь его руки, она чувствовала какое-то нерасшифрованное притяжение, подкрепленное всеми теми жестами, которыми он сопровождал свои поступки.
Фалмари снова почувствовала себя подростком. Взрослые ламары, которые мало того, что хорошо повеселились в прошлом, так ещё и в будущем молодые родители, а ведут себя как дети. Вспомнили бы, с чего начинали: ведра, бутылки и бочки. Где-то ещё мелькало мочало, но не суть. Проблема была в том, что она теперь иначе смотрела на мужчину, который с месяц назад владел её телом, не стесняясь. И сама до конца не определилась, что такого она видела в Каэле. Защитника? Будущего внезапного супруга? Отца их ребёнка? Или просто мужчину, который разделит с ней ответственность.
И что делать дальше? Продолжать, как идиотам, смотреть друг на друга? Или разойтись по комнатам. Времени ещё мало, поэтому проторчать в комнате до вечера ей не хотелось. А с другой стороны. Каэлю нужен отдых. Он всё ещё вымучен дорогой и клеткой, в которой пробыл благодаря бравым защитникам его несостоявшейся невесты.
- Думаю… тебе стоит отдохнуть и немного поспать, а потом… Если ты не против, я бы хотела здесь осмотреться.
Пора начинать строить мосты, даже таким банальным способом. Не виснуть же у него на шее и не расцеловывать вот прям так сходу, и не повторять же было бочковый опыт? Кончено, теперь бояться нечего. Всё, что он мог сделать, уже сделал. И, как оказалось, не так уж и плохо. От одной мысли о повторении Шан вдруг покраснела. Не о том думаешь, не о том! Глубоко вдохнула и успокоилась, отвлекаясь.
- И пока не выспишься, чтобы я тебя гуляющим по дворцу не видела, - шутливый приказной тон, улыбка и попытка сделать взгляд чуть-чуть хмурым.

+1

12

- Да, наверное, стоит наведаться к дяде. Я ему ещё не сообщила «радостную весть».
- Если пожелаешь, могу составить тебе компанию и честно принять все "шишки" на себя. - Усмехнулся Каэль. Он предполагал, что родители Крис будут наверняка не в восторге от того, что она будет жить с тираном, как его видели жители Фалмарила. Пусть в итоге это не мать с отцом, но дядя, скорее всего, воспитывал ее с пеленок, поэтому должен переживать за свою племянницу, как за собственную дочь. Наверняка будет что-то вроде "вот, я тебя растил, ото всего оберегал, а ты сама суешь свою голову в петлю". По крайней мере, Каэлю казалось, что именно так и будет. Возможно, народ уважал его отца, но самого Каэля ламары не любили. Именно поэтому ведь князь пророчил ему в жены девушку из народа. Кто бы мог подумать, что все будет именно так. Еще совсем недавно, он плевался от одной мысли, что его невестой станет простолюдинка, сейчас же это было совершенно неважно. Почему? Каэль и сам до конца этого не понимал.
– Я хочу остаться.
"Я хочу остаться." Вот так вот просто. Она действительно хочет остаться. Непривычно. Сколько времени Каэль убил на то, чтобы уломать Даниэль, а здесь все вот так просто. "Я хочу остаться." Ну и что это за радостное чувство? Что это за странное теплое ощущение, растекающееся где-то в груди? Все это как-то смутило. Вдруг захотелось притянуть ее к себе и обнять, но, от чего-то, порыв он сдержал, хотя они уже давно перешагнули тот рубеж, когда даже прикасаться друг к другу было неловко. Все-таки, они уже будущие родители. Почему же тогда все так, словно они встретились впервые?
Ее шутливый приказ заставил улыбнуться. Тут Каэль понял, что не хотел бы сейчас быть один. Снова полезут эти непонятные мысли... Да и  что-то тянуло его к девушке.
- Возможно, мое предложение покажется тебе странным, но ты ведь тоже устала? Мы могли бы отдохнуть вместе. Клянусь, ни на что другое, кроме как на сон, у меня сил сейчас все равно нет. - Поспешил добавить он, поднимая ладони в примирительном жесте. - Просто побыть вместе, что скажешь?
Да уж, ничего более странного еще никогда в своей жизни он не предлагал. Обычно, если речь шла о постели, то всегда подразумевался интимный контекст. Сейчас же он просто хотел отдохнуть, и что бы рядом был кто-то. Снова ощущать себя в одиночестве так скоро после освобождения не было желания. Конечно, если она откажется, он поймет. Просто спать с незнакомым мужчиной. Ну и придумает же он.

ПыСы. Извиняюсь, что мало, торопился на работу, но очень уж хотелось отписаться х)

Отредактировано Каэль (2014-12-15 15:42:25)

+1

13

Если бы знакомить Каэля пришлось с отцом и матерью Крис, то она бы ещё несколько раз подумала перед тем, как соглашаться. Дуган был мужчиной, которого, как ей казалось, вывести из себя просто невозможно. Когда он злился, то просто делал глубокий шумный вдох, отчего его грудь раздувалась, словно щёки жабы, которая хочет казаться страшной и ужасной. Он молчал, а потом всё же выпускал воздух – остывал и начинал говорить. Это и всё. Навряд ли он воспримет её решение в штыки и захочет подточить свой топор о голову молодого князя. Это не должно быть слишком трудно. По крайней мере, девушка на это надеялась. Да и сообщать такую весть, как ей казалось, вдвоём будет намного проще.
- Идея хорошая, поэтому принимать шишки будем на две головы, - улыбнулась Шанодэ’ель. пока думать о том, как это будет, рано. Да и нет смысла всё продумывать, когда не знаешь наверняка, как дядя отреагирует на такую родню. Большая часть Фалмарила и в правду только посочувствует девушке, которой суждено стать его женой, а то и отпустит не самые лестные комментарии, но ничего. Это всё мелочи.
Предложение показалось не то что бы странным, скорее… неожиданным. Крестик попыталась всё взвесить. Ей, если честно, тоже не хотелось оставаться одной в той большой комнате, которую ей предоставили. На новом месте, в чужом доме она навряд ли смогла бы заснуть, а ворочаться до самого вечере или сколько там Мэтерленсу потребуется на отдых, не лучшая затея. Потом всё тело будет болеть и она будет вялой, помятой и, если сильно не повезёт, раздражительной.
После его клятв так и вообще стало весело. Нет, правда, это немного позабавило. Он действительно боялся, что её может оттолкнуть тот факт, что он вдруг решит, так сказать, вспомнить былую молодость, поддаться порыву и снова сблизиться? Она носила его ребёнка и прекрасно понимала, что ну… это ещё одна составляющая их отношений. Странно было бы тушеваться именно сейчас, когда она уже согласилась жить в его доме и вынашивает их общего ребёнка. В конце концов, всё было не так уж и плохо, а очень даже, чтобы избегать его.
Она не удержала весёлого, беззлобного смешка, широко и весело улыбнулась.
- Каэль, - вдруг обратилась к нему, словно к большому ребёнку, - а в той деревне ты таким не был, - нет. Ничего плохого в его настрое не было, как и в поведении в целом. Она взяла его руки, поднятые в безобидном защитном жесте, и посмотрела сначала ему в глаза. – Разве меня должно это пугать? – и многозначительно от глаз перевела взгляд к животу и обратно, чуть шире улыбнувшись. Нет, правда, дети ещё те. 
Перед ней был незнакомый ламар, которого она пыталась узнать – это да, и это должно было её немного пугать или притормаживать в действиях и ответах, но некоторые фрагменты биографии Мэтерленса она знала и этого почти было достаточно для того, чтобы не пытаться сейчас вжаться в стену, быстро начать искать ручку двери и прятаться в предоставленной комнате, только бы пронесло.
Она подождала, пока мужчина переварит её ответ и всё же направится в свою комнату. Шан пошла следом, без малого равняясь. Она не думала о том, как бы ей стоило на деле повести себя, а просто снова поддалась порыву, как и делала до этого, быть может, именно так и нужно общаться с этим мужчиной, ведь остальные законы бренного мира на эти два семейства не действуют.
Вот только оказавшись в его комнате, она поняла, насколько сильно её всё же смущает тот факт, что она решила остаться в его комнате. Было немного неловко, но рано или поздно ей придётся сломать этот барьер. Испытывая двоякое чувство, а точнее, испытывая одно, а думая другое, она всё же устроилась у него под боком, пусть и не прижавшись к его груди, но всё же рядом и лицом к нему. Как оказалось, пристроиться так было намного проще, чем стянуть с себя верхнее платья. Снизу, конечно, осталось по форме такое же кремовое, но легче и уже без дорогих рисунков. Вот здесь она какое-то время мялась, стягивая сначала с одного плеча, а потом с другого. Конечно, в прошлый раз то он её раздевал! И не совсем по общему согласию… Но да ладно. И не в такой ситуации бывали. Подавив щедрую порцию смущения, Кристабель с наслаждением осознала, что без тяжелого и немного неудобного платья было намного легче и комфортнее, а в компании Мэтерленса, как ни странно, спокойно. Кажется, не такая уж это и была плохая затея… отдохнуть вместе.

+1

14

Крис всего лишь улыбнулась, а сердце вдруг сделало сальто. До этого он не видел ее такой. Что это, фьорр его подери? Разве можно выглядеть так мило? Каэль смотрел на ее обворожительную улыбку, не сразу обратив внимание на смысл сказанных ею слов.
- Неужели в той деревне я тебе понравился больше? - усмехнулся он в ответ, чуть сжимая ее руки в своих. Честно говоря, он был не прочь повторить это еще раз, а может, и не один, но не сейчас. Сейчас он был слишком измотан.
- И то верно, уже пугать не должно. - Он не рассчитывал, что она согласится. Почему-то ее отказ ему казался более, чем логичным. Это доказывало лишь то, что ему следовало бы узнать эту фалмари получше.
Он повел ее за руку в свою комнату и прикрыл за собой дверь. Пройдя дальше, княжич снял пиджак, перекинув его через высокую спинку стула, расстегнул ворот и манжеты на рубашке, стянул ремень и сапоги.
Пока Каэль проделывал все эти действия с одеждой, он краем глаза наблюдал за Крис. Пусть она и говорила, что ее уже ничего не пугает, но вот чтобы снять платье ей потребовалось куда больше решимости. Возникло желание самому стянуть с ее округлых плеч шелковистую ткань, а потом обнять и поцеловать милое плечико, но, вместо этого, Каэль отвел взгляд, продолжив раздеваться. Оставшись лишь в штанах (смысла раздеваться полностью все равно не было), он забрался на кровать, дожидаясь, когда Крис сделает тоже самое. Девушка улеглась к нему лицом и Каэль мог прекрасно видеть каждую ресничку, что обрамляли серо-голубые глаза. Он тоже повернулся на бок, провел пальцем по ее щеке и подбородку. Его не удивлял тот факт, что ему захотелось овладеть ею при первой встречи - она была весьма привлекательна. Он ни за что бы не обратил внимание на ту, которая ничем его не заинтересовала.
Пока в голове текли все эти мысли, его тело, ощутив, наконец, под собой что-то мягкое, начало расслабляться. Веки стали тяжелыми. Каэль уже с трудом сохранял бодрствующее состояние. Поняв, что вот-вот заснет, он осторожно притянул к себе Кристель за талию, утыкаясь носом ей шею и прижимаясь к ней покрепче. Ощутился еле заметный цветочный аромат. Видимо, это все работа в цветочной лавке. Каэль вдохнул приятный запах, успокаиваясь и окончательно проваливаясь в сон.
Сколько времени прошло сказать трудно. Скорее всего, уже был вечер или даже ночь. Комната погрузилась в полумрак. Сон молодого князя стал вдруг неспокойным. Снова виделся побег из стана врага, снова летящие стрелы. Вдруг он вновь оказался в той темнице, холод и отчаяние пронизали до костей. Кто-то открыл дверь и вошел, чьи-то насмешливые голоса, а затем к ногам княжича упал какой-то мешок из которого что-то выкатилось. В помещении зажгли факел, освещая отрубленные головы отца и...Кристель?..
Каэль вздрогнул во сне от ужаса и проснулся, часто дыша и судорожно сжимая девушку в объятиях. Это был всего лишь сон. Кошмар, который не станет явью. Никогда. Он этого не допустит. Каэль вновь ощутил цветочный аромат, осознавая, что Крис здесь, рядом, она жива, так же, как и его отец, и с ними все в порядке. Похоже, он еще долго не сможет забыть все произошедшее.

+1

15

Сказать, что в деревне он понравился ей больше… нет. Она его не знала, по сути, ни тогда, ни сейчас. Конечно, если брать во внимание только определённый момент, то можно предположить что-то подобное. Всё же Мэтерленс был не просто приятной внешности, а весьма красив, да и то, что началось против её воли переросло во вполне себе желанное явление. Она же перестала сопротивляться, когда все морали начало вытеснять удовольствие. Но всё же… Этого было мало для того, чтобы понравиться. В определённом смысле – да, вполне. И, пожалуй, этого было достаточно для того, чтобы, при случае, не шарахаться, пытаясь как-то увильнуть. Вот только после того, как она начала при нём снимать вернее платье, поняла, что, кажется, не всё так просто, как ей показалось изначально. Раздеться оказалось затруднительно, несмотря на то, что мужчина и в прошлый раз прекрасно всё видел, но тогда она как-то об этом не думала. Ей, в сущности, и не спрашивали вообще.
Смотреть на молодого князя за столом, как оказалось, было намного проще, потому что рядом был другой смущающий фактор – его отец. Тогда, на фоне него, Каэль выглядел спасителем, и прятаться за него было как-то естественно не только телом, но и взглядом. Когда Ришэстеля не стало в их компании, появилась неловкость по отношению к его сыну, словно она всё время искала, что такое могло бы её смутить и прибавить ведёрко нерешимости. Ламар был близко. Очень близко впервые их последней встречи. Как ни странно, но ничего… особенного в голову не полезло. Только, пожалуй, утро в лесу, после того, как им пришлось убегать от эльфийских стражников.
От прикосновения к щеке Криста закрыла глаза. Всё же здесь было тепло и беззаботно. Она и не заметила, насколько сама устала за прошедшие пару дней. Наконец, смогла расслабиться и перестать думать о тревожащем её будущем. Всё как-то стало вдруг неважно. Сквозь приходящий сон она почувствовала объятия, в которые её вовлёк мужчина, почувствовала его размеренное дыхание на шее, а потом просто заснула.
Сон был крепким, но, всё же, находясь к тесной близости с ламаром, Шанодэ’ель почувствовала изменения. Когда она открыла глаза, было уже темно, но на таком расстоянии она всё же угадывала черты его обеспокоенного лица.
- Всё хорошо. Это просто был сон, - тихим и успокаивающим голосом. Коснулась его щеки ладонью, давая прочувствовать реальность чуть лучше. Ей не нужно было знать детали всего сна и что именно так в мире иллюзий напугало ламара. Она догадывалась, что дело было в плену, а там, как известно, никогда и ничего хорошего не бывает. – Ты дома.
Посмотрела ему в лицо. Беглый взгляд переходил от общих черт к глазам и обратно, словно пытался найти, за что ему проще зацепиться. Остановившись всё же на глазах, она чуть ближе подтянулась, легко поцеловав его в закрытый глаз, а потом просто обняла, желая успокоить. Конечно, взрослый мужчина мог в этом и не нуждаться, но, как ей казалось, всякий нуждался в поддержке. У любого есть свои кошмары, и справляться с ними намного проще в компании, чем самому. И не важно, что перед ней был незнакомый ламар. Он мог стать родным, стоило только приложить усилия, ведь ей и самой вдруг захотелось его обнять.
- Всё хорошо… - ещё раз тихо шепнула и обняла чуть крепче. – Пойдём, проветримся? – вдруг предложила, чуть отстранившись, чтобы заглянуть ему в лицо, но не нарушила объятий.

+1

16

Тихие и успокаивающие слова, приятный и знакомый голос, мягкое прикосновение руки к щеке, а затем и нежный легкий поцелуй в веко. Все это потихоньку вернуло к реальности и заставило успокоиться. Дыхание замедлилось, возвращаясь в привычный ритм. Каэль взглянул на Кристель, угадывая в темноте ее черты, чувствуя, что и она его обнимает. На мгновение им овладело какое-то теплое чувство. Он поддался порыву и коснулся губ девушки своими, целуя нежно и с упоением. Ладони неспешно заскользили по шелку платья на спине, продолжая обнимать и не позволяя отстраниться. Отпускать не хотелось. Только не сейчас. Вскоре поцелуй стал более требовательным и пылким. Проветримся? Да куда там. Ее искренняя забота подкупала. Каэль не помнил никого, кто бы проявлял подобное чувство, кроме его отца. Раньше он был никому не нужен, как и ему не был нужен никто. Сейчас эта девушка просто переворачивала его мир с ног на голову. Это было фойрровски мило. Каэль просто не мог устоять. Видимо, организм немного отдохнул и понял, что теперь ему не нужен сон, а вот кое-чего другого ему явно не хватает.
Охватило внезапное страстное чувство и, повинуясь порывам, Каэль перевернул Крис на спину, прижимая ее к кровати. От ее горячего тела стало невыносимо жарко. Рука скользнула вниз по ее бедру, задирая шелковый подол. Колено вклинилось между ног девушки, раздвигая. Только сейчас он пожалел, что не снял штаны перед тем, как лечь в кровать. Вот сейчас их отсутствие было бы как нельзя кстати. Наконец, отлипнув от губ Крис, Каэль перебрался на ее шею, целуя и слегка покусывая. Зубы мягко вонзались в нежную кожу. В порыве он даже немного сильнее, чем нужно было, прикусил ей плечо, а руки тем временем поглаживали округлые формы девушки, то опускаясь на бедра, то вновь поднимаясь и мягко сжимая упругую грудь. А ведь он обещал, что они будут лишь спать. ... Да к фойрру все! Сейчас было совсем не до сна.
Стянув с плеча платье, Каэль оголил грудь и скользнул по ней языком, задерживаясь на соске, игриво полизывая и посасывая. Другая рука, пробежав по внутренней стороне бедра вверх, оказалась, наверное, в самом горячем месте тела девушки. Пальцы принялись ласкать, поглаживая и слегка проникая внутрь. Возбуждение накрывало с головой. Терпеть становилось все сложнее. В итоге, Каэль расстегнул, наконец, пуговицы на штанах. Устроившись поудобнее и подхватив одной рукой ногу Крис, он вновь поцеловал ее, потираясь о промежность возбужденным органом.

+1

17

Почувствовав, что он успокоился и кошмарный сон его больше не беспокоит, Кристэль улыбнулась, продолжая смотреть на молчаливого ламара. Влезть в голову и понять того, кого ты вообще не знаешь – невозможно. У девушки не было соответствующего дара, она не умела читать людей или чувствовать их, только иногда понимать или пытаться это сделать. Каэля она хотела узнать, но пока ещё слабо понимала как. С чего начать, от чего оттолкнуться, как выстроить мосты, чтобы они не казались разрушенной и осыпающейся тропой над бездонной пропастью, где ей придётся танцевать с закрытыми глазами.
Поцелуй был не то чтобы неожиданным… обстановка располагала. Они оба за этот месяц многое пережили, хотели немного живого тепла, которого сейчас особенно не хватало, да и, не юля, находились в тесной близости друг с другом, дразня живым огоньком, о который можно погреться, стоит только протянуть руку, а они уже обнимали друг друга. Другое дело, что она не понимала, чего именно хочет, как относится к новому сближению, ведь было в нём что-то такое, чего она не замечала раньше. Чего раньше просто не было.
Не сразу, но она ответила. Поначалу немного нерешительно, словно пыталась распробовать момент, и здесь уже приходило осознание тепла, которое скапливается в том месте, где он её касался: спины, губ, а дальше с кровью горячим и бурным потоком разносилось дальше, и уже ни о чём не хотелось думать, просто снова податься порыву. Тепло, беззаботно, и она чуть напрягается, стоит почувствовать его ладонь на своей спине, - так проступает нерешительность, которая вскоре тонет в доверии и желании просто стать ближе. Она сама подаётся вперёд, становясь чуть ближе, обнимает немного крепче, а вместе с тем постепенно меняется и характер их поцелуя. Осознаёт, что сама охотно отвечает на поцелуй и смущение пытается взять верх, но теперь оно здесь не главное – руководит всем желание, а оно не даёт другим эмоциям спуска.
Ещё немного и становится опасно близко. Только оказавшись опрокинутой на спину и прижатой им, чувствует, как спирает дыхание и где-то глубоко в глазах прячется ослабевающий страх. Она уже понимает, что будет дальше. Понимает, что запланированный отдых перерастает в бурное пробуждение, но сама ещё не знает, как к этому относится. Хочет ли? Или всё слишком быстро? Слишком много для одного неполного дня? Теперь всё иначе. И дело даже не в том, что она знает его имя или родословную, не в том, что у неё под сердцем им совместный ребенок, и она может оказаться в числе, пусть и не кровно, но Мэтерленсов. Её отношение к нему изменилось, она увидела его другим, почувствовала другим…
Шан неотрывно смотрела на мужчину, который теперь нависал над ней, словно до последнего пыталась найти что-то, но что – не знала и сама. Его рука скользнула к бедру, ниже и оттого мурашки проходят по коже, а вместе с тем дыхание становится прерывистым, несмелым, словно им она боится спугнуть; тело ещё помнило. В голове не появляются картины прошлого, потому что настоящее оказывается ярче, важнее. Воздух в комнате кажется прохладнее, он скользит по оголённому бедру, вызывая лёгкую дрожь, которую разбивает прикосновение его горячей руки. Становится жарко и сердце тише, но тяжелее и громче бьётся в груди.
Может, в этом и было что-то неправильное, но Крис этого не замечала. Разве может быть что-то неправильное в том, что она хочет принадлежать своему мужчине? Хотя и сама не понимала, когда он стал своим… Объятия нарушились, но лишь для того, чтобы ладонями скользить по его телу, груди, торсу, рукам, медленно, наслаждаясь каждым изгибом, каждым надломом, тем, что, кажется, сейчас отличает его от других, а думать о них и не хочется. У неё был только этот мужчина, и она хотела его. Открывала сильнее шею, подставляла себя под поцелуи, снова обнимала, скользя ладонями по спине и выше, стоило ему опуститься ниже – коснуться чуть прохладными пальцами шеи, а затем затылка, мягко зарываясь в длинные волосы. Тихий вздох и напряжение растёт, она сама уже хочет тянутся к нему навстречу, прочувствовать его полнее и оттого, стоит ему только чуть отстраниться, как ей хочется оказаться ещё ближе – воздух в комнате безжалостно холоден, а Каэль – её единственный защитник.
Ласки кружили голову. Девушка начинала в нетерпении ёрзать, чувствуя тяжелый томящийся ком, который, кажется, с каждым его действием, становился только больше, скапливаясь внизу живота.  Опустила руки на его поясницу, а затем помогла ему опустить штаны до колен, хотя и так, ей казалось, одежда жутко мешала, не давая насладиться его телом.
Сладкая мука закончилась. Почувствовав прикосновение его руки, она сама охотно устроила ногу у него на пояснице, создавая полуобъятия. Ответила на поцелуй и, лишь чуть вздрогнув от прикосновения, замерла в ожидании. Жар новой вспышкой накрыл ее, и она почувствовала, насколько сильно пылают щеки от прильнувшей к ним крови. А ведь он только дразнит и за это был награждён лёгким, но ощутимым укусом нижней губы, след от которого тут же стёр новый поцелуй. Новое сближение. Жарко, настойчиво, желанно и где-то здесь, словно обволакивая всё целинным куполом, - что-то новое, нежное и тёплое. Но приятнее всего было осознавать не это, а то, что он её хотел. И фойрр с ними… с этими правилами…

+1

18

Как ни странно, но Крис охотно отвечала на ласки. Она прижималась всем телом, томно вздыхая, даже помогла спустить штаны, что говорило лишь о том, что на этот раз все действительно было по обоюдному желанию. Все это лишь распаляло молодого князя сильнее. Хотелось не только владеть прекрасным изгибающимся телом, но и доставлять удовольствия. А странным в этом было то, что по своей эгоистичной натуре Каэль брал всегда больше, нежели давал. И это новое желание удивляло его самого. Хотелось заставить ее утопать в том же наслаждении, что и он, забыться и потерять чувство реальности.
Повинуясь его руке, Крис послушно закинула ногу ему на поясницу. Все же, привыкший к тому, чтобы его приказы исполнялись беспрекословно, он был подкуплен ее послушанием. Тот праздный образ жизни, который он вел всю свою жизнь, не мог не оставить отпечатков и позабыться за столь короткий срок. Да, он многое переосмыслил, но, как говорится, привычка - вторая натура. Только стоило ему ощутить полную власть, как легкий укус в нижнюю губу заставил понять, что влиять на положение вещей может не только он. Крис явно давала понять, что происходящее ей не только нравится, но и хотелось бы уже чего-то большего, нежели дразнящие ласки. Пылко ответив на жаркий поцелуй, Каэль завел руки девушки ей за голову, переплетая ее пальцы со своими. От этого действия ее тело слегка выгнулось. Каэль на мгновение отстранился, прервав поцелуй, и взглянул в лицо Крис. Он сам толком не понимал, что именно хотел увидеть, пылкое желание или нечто большее?
Вновь склонившись, касаясь носом ее щеки, он прикрыл глаза и стал неспешно, но уверенно, входить в ее тело, вслушиваясь в ее вздохи. Хотелось заставить ее стонать громче, извиваться и кусать губы от желания. Сам он уже давно сгорал от нетерпения, поэтому, стиснув крепче ее ладони, начал напористо двигаться, вжимая девушку сильнее в кровать, целуя в шею. Он не хотел закрывать ей рот поцелуем, чтобы слышать каждый, даже самый тихий стон, ласкающий слух. Громче... Каэль довольно резко толкнулся и прикусил тонкую шейку, зализав укус следом.
Словно голодный волк, Каэль "терзал" ее тело, то набирая темп, то останавливаясь, проникая до упора или лишь подразнивая, пока не захотелось сменить положение. Поудобнее уперевшись коленями, он подхватил Крис за талию, мягко поднимая и прижимая к себе, заставляя ее принять вертикальное положение. Теперь девушка как бы сидела на его коленях. Каэль обнимал ее, поглаживая по спине и бедрам, забирась пальцами в ее волосы, целуя в губы, шею и плечи. Пальцы нежно скользили по разгоряченной коже. За все это время Каэль не проронил ни слова. Все было интуитивно. Когда телом движет страсть, уже нет никакого дела до разговоров. От близости тел стало жарко, а по комнате разносились лишь приглушенные стоны и тяжелые вздохи.

+1

19

Увлечённая в поцелуй, она не сразу осознала, что что-то изменилось. Только руки, заведённые вверх, вернули её в реальность, временно оторвав от слепого желания брать и отдавать. Затуманенным взглядом чуть прикрытых век она посмотрела на мужчину. Губы остались слегла приоткрытыми, пытаясь дать ей немного больше воздуха, которого так не хватало. Но теперь, пытаясь вытеснить желание, появилось чувство незащищённости, излишней открытости, словно всё в раз ушло у неё из-под контроля и она уже не может повелевать своим телом, а только слепо подчиняться. Осознание невозможности повлиять на ход событий пугало, пытаясь достучаться до старых воспоминаний и пробудить в памяти обрывки того дня, когда он позволил себе, без её согласия, взять то, что хотел. Она должна была отстраниться и испугаться, но вместо того… смутилась. Полумрак в комнате мешал рассмотреть румянец, но он смог это ощутить по тому, как она робко вжала его пальцы, всё ещё чувствуя себя немного неловко, и еще сильнее смутилась под его взглядом. Казалось бы, уже нечего смущаться. Всё уже было, но… в тот раз просто взыграло желание, вылившееся в наслаждение. Не было ничего лишнего, когда морали растворились в воде, словно мыльные пузыри. Сейчас было слишком много эмоций, и каждая из них пыталась взять верх, периодически выбивая главенство у своей предшественницы.
Он подался к ней, сокращая расстояние, и Шанодэ’ель почувствовала, как его горячее дыхание скользит по щеке; услышала его. И оттого мелкая дрожь мурашками пробежала по телу, а всё же приятно ощущать его присутствие рядом. И уже не думала о том, что во всём дворце он – единственный, кого она знает, единственный, кого можно назвать близким. Смущение и неловкость исчезли, стоило ей снова почувствовать его. Девушка замерла, дыхание потерялось где-то на полувдохе вместе с желанием и жаром, которые растекались по телу приятной, но жгучей волной. Живот судорожно вжался и вместе с тем вырвался тихий, но облегчённо-сладкий выдох потерянного дыхания. С закрытыми глазами, чуть запрокинутой головой и пальцами, которые сжимают его ладони. Теперь она чувствовала наслаждение не просто оттого, что они стали чем-то единым, а оттого, что это был он…
В прошлый раз он мог и не пытаться доставить удовольствие конкретно ей, но, вопреки всему, она всё же его испытала. Может, она просто соскучилась по мужчине, а тут так удачно под руку подвернулся Каэль. Пусть и неожиданно и не совсем желанно изначально, но, опуская морали, она наслаждалась. Сейчас было что-то другое. Возможно, соскучилась и сейчас. Но конкретно по этому мужчине, и от одной этой мысли дыхание начинало дрожать и из горла вырывался судорожный стон от наполняющего её наслаждения. Теперь она сама подавалась ему навстречу, хотела почувствовать полнее. Поцелуи в шею напоминали пчёл, которые жалят, оставляя жгучий жар в месте укуса. Чувствовала тяжесть его тела, которая давила на неё, напоминая, кто здесь сейчас главный, но это не отталкивало. Ей нравилось, что он доминировал, нравилось отдаваться ему, ведь вместе с тем, и он отдавал ей себя, раз за разом, выбивая из легких воздух вместе с новым тихим вздохом или стоном, которые, прерываясь, то становились громче, то тише, опускаясь до тихого, сбитого близостью дыхания. Она извивалась под ним, ёрзала, словно не могла найти себе места или пыталась увильнуть, но каждый раз, отстранялась неохотно лишь ради того, чтобы потом снова стать ближе, прижаться ещё плотнее, податься навстречу.
Резкое движение и она неосознанно чуть напрягается телом, прижимается к нему грудью, резко и сильно сжимает его пальцы вместе с резким отрывистым стоном, но тут же, словно дразня, тихо выдыхает и тело чуть мякнет в его руках, снова отдаваясь в его власть. Разжимает пальцы, чтобы снова их сжать, ведь напряжение только растет. Желание туманит голову, давит на сознание, вытесняя его. В какой-то момент хочет его остановить, но не может, чувствуя свою слабость, и вместо того, чтобы замедлить, сама подается навстречу, опаляет его ухо горячим дыханием. Он, как нарочно, дразнил её собой, то давая много, то мало. Не давая ей сделать и вдоха, как наслаждение снова выливается в сладкий тягучий стон. Кусает его ухо, чуть потягивая, стоит ему снов начать дразниться и издеваться. А ведь знает, чувствует, как она ёрзает под ним, возит бёдрами по холодным и смятым простыням, желая получить больше. Негодник… И в пору бы рассердиться, укусить до боли, но… обнимает его крепче, поддаваясь переменам.
Наконец обнять его, крепко прижаться, прильнув телом, увлекая его в поцелуй. Пальцы зарываются в волосы, она нетерпеливо водит бёдрами полукругом, чувствуя на них его руки. Поцелуй мешает. Приходится оторваться от губ, чтобы получить намного больше. Оставить между лицами небольшое расстояние, горячо дышать ему в уста, смотря на своего мужчину полуприкрытыми от наслаждения глазами, двигаться то медленно, то быстро, словно и сама не понимает, чего хочет. Продолжает наслаждаться им, руками, что блуждают по её телу, распыляя ещё сильнее. Прогибаться под его ладонью, словно зверь, который просит ласку. Провести ладонями по его спине, с наслаждением чувствуя мышцы, которые играют у неё под руками. Отрывисто вздохнуть. Кристэль ощутила себя маленьким ребёнком, в голове которого бьётся только одна мысль: хочу, хочу, хочу. Он сводил её с ума, заставляя хотеть ещё больше, без конца распыляя желания и дразня собой. Нежный трепет от его пальцев, касающихся её кожи и тихий благоговейный вздох прямо в губы перед смазанным движением коротким поцелуем. Вот теперь она почувствовала, что по-настоящему соскучилась…

+1

20

Как же было сложно долго сдерживаться. И дело было не только в том, что он довольно долго был без женщины. Кристель будто раскрывала перед ним новые грани ощущений. Каэль еще не до конца понимал, от чего ему хочется ее все больше и больше, от чего ему важно, чтобы и она почувствовала наслаждение, от чего он так с упоением слушает ее стоны. Это ведь не первая его близость, да и с ней они вот так вот вместе тоже не в первый раз. Но сейчас что-то было по-другому. Каэль пытался разгадать это странное чувство, но в самый последний момент, когда, казалось, он уже близок к ответу, все ускользало от него, словно вода сквозь пальцы. Если в первый раз он заставил ее силой быть с ним, то сейчас она сама шла ему навстречу. Они чувствовали желания друг друга, повинуясь не только страсти. Нет, здесь было что-то еще. Что-то, что вызывало непривычную нежность, которую Каэль уж точно не испытывал ранее. Хотелось ласкать, поглаживать и нежить в объятиях, с упоением целовать, крепко прижимая к груди. Это определенно какая-то магия. Ну не может же это все возникнуть просто так.
Требовательное движение Кристель прервало цепочку вдруг возникших мыслей, словно вновь возвращая внимание на себя. Каэль прерывисто выдохнул, понимая, что уже на пределе. Он подхватил девушку покрепче, не позволяя ей двигаться, снова перехватывая инициативу, проникая в ее тело все резче и напористее.
- Крис, - сорвался шепот с губ. Еще немного, еще пара движений, и наслаждение ударило в голову, растекаясь приятной волной по телу. Каэль прижался щекой к щеке Крис, пытаясь восстановить горячее и сбивчивое дыхание.
Ух ты... Нет, не так. УХ ТЫ! Каэль мягко целовал плечо девушки, продолжая ее обнимать, находясь все еще под впечатлением невероятно пылкой и страстной близости. Казалось бы, все тоже самое, что и раньше, но одновременно с этим все было совершенно по-другому. Вот только что? Что за странное чувство удовлетворения и радости? Радости, что с ним именно она, а не любая другая? Оставив в покое ее плечо, он взглянул на ее лицо, черты которого хорошо угадывались в темноте, погладил ее по щеке и поцеловал, неспешно, растягивая приятное мгновение. Подмывало что-то сказать, но Каэль не мог подобрать слов, поэтому просто молча уложил ее обратно на постель, укладываясь рядом и снова прижимая ее гибкое тело к себе.
- Я не сдержал обещания, прости, - извинился он, улыбнувшись, когда к нему снова вернулся дар речи. Да, он же обещал, что они будут лишь отдыхать. Их сближение определенно не входило изначально в планы. Но, ведь, планы, порой, корректируются, - мелькнула мысль.

+1

21

Кристэль терялась в пространстве и времени. Наслаждение от близости казалось чем-то нереальным, выбивающим из привычного мира, бросая её из одной стороны в другую, отвлекая то на желание, то на мужчину, который вызывал у неё эти чувства. И так продолжалось до тех пор, пока оба потока не объединились, ведь это две неотъемлемые вещи, которые нельзя вкушать отдельно. Только так, вместе, задыхаясь от жара, который, кажется, делал всё для того, чтобы она сгорела изнутри, тая в его объятиях, ведь хотелось просто прильнуть к сильной груди мужчины, находя в нём свою защиту и опору. То, что раньше казалось противоречивым и несовместимым, стало чем-то большим. Тем, что сломило грань дозволенного, показав что-то новое.
Его выдох резнул по слуху, и особое наслаждение прошло мурашками и легкой дрожью по коже, казалось, от самого уха и до кончиков пальцев. Она на миг, казалось, перестала дышать, пытаясь прислушаться к нему, настолько сладок был этот звук и желанен. Словно новая вспышка, которую она не могла объяснить. Смущает и одновременно льстит, ведь он позвал по имени именно её...
Объятия стали крепче, и она снова потеряла контроль над ситуацией, но это, кажется, её совершенно не огорчало. Появилась возможность прижаться к нему немного плотнее, почувствовать, насколько сильным был жар, исходивший от его тела, почувствовать его силу, на фоне которой она ощущала себя ничтожно слабой, но эта слабость была приятной… Её имя срывается с его губ и по телу проходит новая волна дрожи, словно в эти моменты он намеренно подливал масла в огонь, чтобы его язычки лизнули, казалось, само небо. И оттого всё сложнее было сдерживать себя. Стон становился слаще, громче, протяжнее. Не успевал он закончиться, как его тут же вытеснял другой, не давая ни отдыха, ни вдоха. Судорожно сжала его в объятиях, чувствуя, как ком внизу живота беспокойно забился, ударяясь то вверх, то вниз, резко и быстро и пока, не выдержав, не разбился, выпуская наслаждение. Тело прогнулось в пояснице, вынуждая её сильнее прижаться к мужчине. Вырвался всего один, но томно-протяжный стон, а вместе с ним тело задрожало, пытаясь принять с наслаждение, которому, казалось, было слишком мало места в её теле.
Несколько раз вздрогнула и успокоилась, чувствуя, как следом за сильным наслаждением пришла одолевающая её вязкая слабость. Она прижималась к его щеке своей, пока ещё не осознавая происходящее, сознание неохотно возвращалось в реальность. Тело всё ещё горело, сбитое дыхание было до безобразия шумным, но даже оно не смущало. Она размякла, прильнув к его груди, и даже желая отдышаться и сделать первый свободный полноценный вдох, она не отказала себе в новом поцелуе, потому что он был важнее необходимости дышать. Он – был её воздухом. Сама клонила голову к его ладони, превозмогая слабость, насколько могла, крепко обнимала, понимая, что не хочет его отпускать. И оттого были приятнее объятия после, прижаться к нему, давая наслаждению медленно покидать тело и очищать разум, который пытался восстановить контроль.
Возможность говорить появилась не сразу. Поначалу слов не было вообще, как и мыслей. Были только чувства, на которые она и опиралась и именно сейчас по ним могла читать своё отношение к этому мужчине. Желания обнять его и ткнуться носом в шею казались естественными и уместными.
- У нас своё понятие об отдыхе, - улыбнулась и чуть потёрлась макушкой головы о его скулу. Она не злилась, не обижалась и не была разочарована. Она им насладилась, они насладились друг другом, и этого было достаточно, а всё остальное… всё остальное уже не важно. Так казалось, пока послевкусие не начало отпускать расслабленное тело. Идти совершенно точно никуда не хотелось. Шан было уютно и здесь, в обществе ламара. К тому же, её теперь клонило в сон и хотелось просто растянуть и снова уснуть, несмотря на то, что она недавно только проснулась. Сытый котяра. Помехой стало то, что, утолив один голод, второй начал напоминать о себе. - Каэль, - негромко позвала, подняв на него взгляд, - мне нужно в воду.

+1

22

- У нас своё понятие об отдыхе.
Каэль тихо усмехнулся:
- Что ж, я буду иметь это в виду. - Он неторопливо поглаживал Кристэль по спине, чувствуя себя абсолютно спокойным. Кошмар позабылся. Теперь можно было снова спокойно засыпать до самого утра. Казалось бы, девушка тоже вот-вот начнет мирно посапывать во сне, но вдруг она позвала его по имени.
- Каэль. - он чуть склонил голову и посмотрел на нее, - Мне нужно в воду.
А ведь действительно. После прибытия во дворец только он успел искупаться.
- И то верно, - согласился он. - В прошлый раз мы уже были в воде. Не порядок это, нарушать традиции, когда девушка к ним привыкла. - Посмеялся Каэль, прекрасно понимая, что у Крис проснулся Зов, но не пошутить на счет этого он не мог.
- Пойдем, купальни открыты постоянно. А самое замечательное то, что никакой прислуги там сейчас нет. Можно спокойно провести там хоть всю ночь. - Каэль поднялся и натянул штаны. Почему-то надевать сапоги не хотелось. Было какое-то желание свободы действий, чувствовать ногами холод пола дворца, в котором он уже давно не был.
Дождавшись, пока Крис тоже привела себя в порядок, он взял со стола канделябр, зажег его и повел девушку к купальне, стараясь особо не шуметь. Интересно, все же, который час?
Войдя в купальню, Каэль поджег стоящий у входа факел от канделябра, и от этого факела друг за другом стали зажигаться остальные по периметру помещения, освещая бассейн.
- Прошу Вас, Ваше Величество. - Проговорил Каэль, жестом приглашая Крис пройти к воде. Конечно, фраза была сказана в шутливой манере, но заставила призадуматься. Она ведь и правда вскоре станет княгиней, а он - князем. То, о чем он мечтал чуть ли не с самого детства. Вот только почему сейчас он смотрел на все это иначе? С большей ответственностью что ли? Каэль не мог пока понять этого чувства, поэтому решил оставить все свои рассуждения по этому поводу на потом.

+1

23

Иметь он в виду будет. Ая-яй… какой развратный ламар. И вообще, кто бы говорил. Кристэль усмехнулась. Не успела явиться в чужой дом, несколько часов невеста молодого князя, а уже туда же. Мать из царства Аллора явно смотрела на неё немного укоризненно. Её чадо вместо того, чтобы вести себя, как подобает леди, развлекается. Но всё же было хорошо, ведь правда? Никто её не съел, не взял за шкирку и не выкинул после этого из дворца. У неё появилось такое ощущение, словно она уже давно знает Каэля и не первый месяц живёт вместе с ним, что было немного странно, но, кажется, так бывает, когда находишь своего человека? Здесь невозможно найти объяснение. Просто ей было хорошо и не только из-за бурного привета из прошлого, хотя и это тоже сыграло роль, но не самую главную.
Шанодэ’ель понимала, что ламар пошутил, но это её от вспыхнувшего румянца не спасло. Ещё подумает, что она напрашивается на продолжение. Нет. Она, в общем-то, совсем не против. Всё было хорошо. И очень даже, чтобы хотеть его ещё, но строить отношения исключительно на этом, как бы прекрасен он не был, не хотелось. Всему должна быть мера, даже если она и не прочь прильнуть к нему и остаться рядом. И вообще… Это же надо было из «не хочу» сделать «хочу», которое ещё и при второй встрече о себе напомнит, ну. Что за мужчина… И как ему это удаётся?
Фалмари неохотно вылезла из нагретой постели, поправила смятое платье, чтобы как-то не сильно выдавать своим внешним видом весёлое пробуждение. Хотя и по довольной моське всё было вполне себе понятно, как и по сбитой шевелюре. Надевать верхнюю часть платья она не стала. Во-первых, так было намного легче. Во-вторых, всё равно снимать. В отличие от Мэтерленса, она всё же обулась, чтобы не ходить босыми ногами по холодному полу. Она это любила и никогда не отказывала в удовольствии, но сейчас беспокоилась о здоровье чуть больше обычного, поэтому решила не рисковать. Весна ещё не вступила в полные права.
Дойдя до купальни, Крестик с особым наслаждением сбросила с себя платье. Всё так же поворачиваясь к нему спиной и медля. И когда уже пройдёт это смущение? Раза с двадцатого, когда они решат отдохнуть вместе?
Величество… Она посмотрела на Каэля через плечо. Понимала, что он шутит, но что-то в его словах всё же есть. Если она его невеста, а он молодой князь, то после замужества он автоматически станет князем, а она его… княгиней? Потребуется ещё какое-то время, чтобы это переварить и ещё больше, чтобы принять. Решив не заморачиваться этим сейчас, она вошла в воду. По телу пробежали приятные мурашки от кончиков пальцев ног и до заостренных ушей. Она тихо, с наслаждением и облегчением вздохнула. Долго же она не была в воде. Улыбнулась и погрузилась по подбородок, давая Зову взять верх и изменить её форму. Вот теперь она чувствовала себя не просто прекрасно, а идеально. Повернулась лицом к Каэлю и, улыбнувшись, намеренно ударил хвостом по воде, отправляя тучу брызг в его сторону, а затем, чтобы не получить расправы, быстро нырнула под воду и проплыла несколько метров, в дальний угол бассейна.

+1

24

Каэль смотрел, как Крис немного боязливо, словно лесная лань, снимала с себя платье. Для той, что только что провела время в постели с мужчиной, это выглядело немного странно, но, с другой стороны, ее можно было понять, ведь не так уж они и долго вместе. Ее смущение делало ее еще более милой. Каэль улыбнулся своим мыслям, при этом оглядывая, как шелк скользнул по округлым формам девушки и бесшумно упал на пол. Крис влезла в воду и Каэль услышал вздох наслаждения. Сам он подошел к краю бассейна и уселся на него. И только он подумывал свесить ноги вниз и окунуть их в воду, как его окатила волна брызг.
- Ах, так, значит! - Каэль снова поднялся и стянул с себя уже наполовину мокрые штаны, затем спрыгнул в воду, ныряя следом за Кристэль. Все это походило на детское озорство и шалости. Казалось бы, взрослые ламары, а все туда же. Каэлю же было все равно. Он чувствовал себя прекрасно, как никогда, даже не смотря на то, что еще пару дней назад находился в длительном заточении и был на волоске от смерти.
Нагнав Крис, он ухватил ее за руку и притянул к себе:
- Не убежишь. - Каэль приобнял ее, отмечая про себя, что в облике фалмари она выглядит еще привлекательнее. - Красавица... - Проговорил он и поцеловал, нежно и не спеша.
Вдруг дверь со скрипом отворилась.
- Кто здесь? - Прозвучал встревоженный голос.
Каэль с досадой отлип от губ Крис и обернулся, чтобы посмотреть, кто же это там такой молодец, что решил им помешать.
- Ох, Ваше Высочество... - Прислуга явно не ожидала здесь увидеть кого-то из княжеской семьи. - Что Вы здесь делаете, сейчас же ночь...
- Чай пью. Что я еще могу здесь делать? - С трудом сдерживая раздражение, ответил Каэль. - Чужаков здесь нет, так что можешь возвращаться.
- Д-да, я...простите...
- Брысь!
Девушка быстро поклонилась и ретировалась, закрыв за собой дверь.
- Вот ведь... - Каэль вздохнул, - на чем мы там остановились? - и, погладив Крис по щеке, снова поцеловал.

+1

25

Проплыв несколько метров, она вынырнула из воды. Обернулась, убирая мокрые волосы со лба назад, чтобы те не мешались. Тихо рассмеялась, смотря на промокшего из-за её маленьких шалостей ламара. Она давно уже не ребёнок, сама в скором времени станет в полном смысле этого слова матерью, но сейчас так хотелось немного расслабиться и не думать о том, как стоит себя вести. Всё так, как и должно быть. Ей свободно, легко и хорошо, а что ещё нужно? И пусть Каэль не был её любимым мужчиной, не выслужился, да, но перестал быть чужаком, которого она не хотела подпускать к себе слишком близко.
Увидев, что Мэтерленс за ней гонится, она тут же попыталась от него увильнуть, решив не сдаваться так просто. Поймала себя на мысли, что на деле не очень-то и хочет от него убегать, а скорее наоборот – быть пойманной им – вот это было по-настоящему приятно и желанно. Так их детская шалость вылилась в объятия. Она уже видела вторую ипостась ламара, в тот день, когда он умирал у неё на руках, но не придала этому особого значения. Было не до того.  Он был очень близко, и теперь она спокойно, чуть заворожено смотрела в голубые глаза, отражавшие его сущность. Легко, едва касаясь пальцами, она провела по его руке вверх, чувствуя, как кожу на плечах заменяет чешуя. Затем выше, по шее, к щеке. Две аккуратные полосы, которые, словно несмело, проступали, слабо выделяясь на смуглой коже. Два больших и сильных плавника на спине. Яркие, броские и немного дерзкие. На фоне него Криста чувствовала себя совсем маленькой и почти беззащитной. Ведь даже её плавники, украшавшие спины, были почти вполовину меньше. Не такие крепкие; светлые, словно сама природа создавала её для того, чтобы просто наслаждаться стихией, становясь её частью.
Она не стала краснеть от комплимента, но, признаться честно, ей было приятно и лестно услышать подобное. Оттого охотнее ответила на поцелуй, приобнимая мужчину, чтобы их объятия стали взаимными. Пришлось прерваться, когда в купальню заглянуло третье действующее лицо, которое они точно не ждали. Шанодэ’ель чувствовала, как ламар напрягся. Он был недоволен тем, что им помешали. Что уж… Ей и самой это не понравилось, но всё же… она не разозлила и, чтобы как-то смягчить настроение своего… как же это непривычно звучит… жениха, погладила его по щеке, молчаливо намекая на то, что всё в порядке и нет причин для злости. Всё обошлось. Кажется, Мэтерленс научился контролировать свой гнев, девушке повезло, и она смогла улизнуть без последствий, чего нельзя было сказать о Крис.
- А кто-то говорил, что сюда в такое время никто не ходит, - легко полу усмехнувшись полу улыбнувшись, сказала перед тем, как снова оказаться во власти его поцелуя.

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [27.03.1082] Подмена