Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.03.1082] Паршивая овца


[12.03.1082] Паршивая овца

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

- Локация
Северные земли, г. Мирдан, дом Маджере
- Действующие лица
Рейстлин, Виктор, Архель, Сара
- Описание
события разворачиваются после эпизода [12.03.1082] Malheur. Douleur.
Слуги донесли до Рейстлина, что в замке Утех не всё так гладко, как хотелось бы. В его отсутствие люди Виктора вламываются в стены борделя, с намерениями свернуть лавочку и найти что-то, что смогло бы помочь Эрейн выпихнуть Маджере из списка претендентов. Сам бордель, разумеется, не в новинку для аристократии Мирдана, но есть кое-что ещё, о чём знает древний вампир.

0

2

[AVA]https://pp.vk.me/c616627/v616627272/b016/dsSOyg0tBPs.jpg[/AVA]Его ждали. Стоило только отъехать на достаточное расстояние от резиденции Виззариона, как тут же из темноты появился один из людей Маджере.
   - Виктор приходил в бордель, господин.
   Почему я не удивлен? Но быстро, слишком быстро завертелись события. Рейстлин слишком устал, чтобы переживать или удивляться. Почему Виктор с Шейном не могли подождать до завтра?
   - Они не нашли того, что искали, но побили слуг.
   - Дальше.
   - Мне кажется… Я думаю…
  - Я понял. Возвращайся обратно.
   - Да, господин.
Он помчался дальше. Его опасения подтвердились. Но как грандиозно он облажался! Будет крайне смешно, если сейчас всё рухнет. И даже не из-за глупого вмешательства Шейна, а просто потому, что Князь не подумал о Саре. Не подумал, что она может стать его Ахиллесовой пятой. Как жаль, что он не обладает телепатией, ведь тогда можно было бы точно знать, что творится в голове этой чистокровной особы. Чего она хочет, о чём мечтает. Можно ли доверять ей, или она метнётся обратно к своему брату, как только появится такая возможность? Слишком много вопросов, слишком много сомнений. Нужно освободить свой разум, но как это трудно сделать, когда ты идешь уже даже не по лезвию ножа – ты стоишь на самом конце острия, и от падения тебя отделяет всего лишь мгновение и бросок игральных костей. Возможно, именно сейчас решалось, кому править этой партией, а кому оставалось безропотно подчиняться, смотреть со стороны и понимать, что все его действия бесполезны.
   Когда он прибыл домой, они уже были там. Князь не торопился, зная, что если Анри решила воссоединиться с Архелем, то он уже опоздал. Но здесь хозяин – он, и в дом он войдёт не как проигравший, даже если это так, но как человек, у которого всегда есть запасной план. Проиграна может быть партия, но это не значит, что проиграна война.
   Передав поводья Уно и лёгким жестом остановив мальчика от слов, Рейстлин вошел через парадную дверь, даже не взглянув на старого Мугу, который не смотря ни на что встретил молодого господина. Старый вампир хорошо знал Маджере, ему не надо было давать понять, что слова сейчас излишни, он и сам это понимал. А Князь лишь смерил холодно-надменным взглядом сверху-вниз ту шваль, что караулила у входа, и губы его слегка искривились, когда он посмотрел на свой ковер. Эх, бедный ковер, чьи ноги его топчут!
   - Виктор! – как будто слегка удивленно (но, безусловно, это было приятное удивление), поприветствовал вампира Князь. – Что за честь наблюдать Вас в моём доме! Архель, - коротко кивнул он другому вампиру, в лучших традициях придворных. – Чем могу быть обязан?

Отредактировано Рейстлин (2015-02-02 19:39:44)

+1

3

У Виктора было слишком много незавершённых дел, но для начала он решил разобраться с Маджере, который слишком близко подобрался к трону. Мальчишка проворен и хитёр, но сам возрастом далеко от нынешнего Императора не ушёл. У него слишком мало опыта в таких делах и, если правильно расставить капканы, рано или поздно он оступится и попадёт в них, не заметив острые зубы под потемневшими опавшими листьями. Ничего. Осталось совсем немного. Скоро всё изменится. Пока что всё идёт по плану, нужно только разобраться с Рейстлином, а дальше… дальше пойдёт финальная часть с его Величеством в главной роли.
Эрейн не пожелал ехать в бордель вместе со своими людьми. Предпочёл явиться сразу домой к чистокровному. Сам он брезговал переступать пороги подобных заведений, а, если и делал, то просил у слуг факел, чтобы сжечь здесь всё дотла вместе с телами, независимо от того, живы их обладатели или нет. Всё должно сгореть, чтобы очистить город от этой падали. Чистота превыше всего. Мирдан – это только начало. Он должен набраться сил, чтобы пойти дальше и искоренить источник разложениях их великой нации – убить королеву. Или как её принято называть негласно – Императрицу Севера. Эту порочную девку, которая своими чреслами отравила их бывшего Императора. Это она виновата в том, что он погиб раньше времени, когда мог стать идеалом своей семьи. А теперь следом за ним отравлен был и сын. Отравлена вся императорская семья. Толку не будет ни с Шейна, ни с Элен. Оба показали, насколько порочны и как презирают традиции своего клана. Парень отбился от рук, а девчонка, так и вовсе, сбежала, связавшись с бордельщиком. Такие как Глациалис не должны существовать, и он позаботится об этом, как только очистит столицу. Даже если потребуется её сжечь, уподобляясь Святой Инквизиции.
Его люди перевернули замок Утех с одной целью – найти девчонку или же что-то, что могло бы заинтересовать мужчину больше, чем это. Одного борделя и связи со всеми плутовками Мирдана недостаточно для того, чтобы скомпрометировать будущего Императора, если он таковым станет. У Виктора были свои люди в Совете, но, увы, доступа к числу Старейшин он не имел, а главнее них был только сам непутёвый Император, от которого он не добьётся ровным счётом ничего, кроме незаконнорождённого ублюдка и его простолюдинки, которых он пытается пропихнуть в свою семью. Ему нужна была Сара. Эрейн долго сомневался в верности Археля – слизкого, как слизняк и, словно крыса, умеющего пролезть в любую щель, когда хочется полакомиться чем-то вкусным, но труднодоступным. Он долго не понимал, почему Архель не убил свою сестру, когда была такая возможность или не осчастливил её материнством, чтобы окончательно закрепиться на месте главы дома, а подкинул её Маджере, как если бы знал, что девчонка ещё сыграет свою роль в этой истории. Сара была нужна им, как и шумиха, которую создало её внезапное исчезновение накануне смерти их родителей. Просто прекрасно. Осталось обыграть это, как нужно.
Благодаря Анри и своим ищейкам, вампир узнал, что в борделе его люди не нашли того, за чем их послали, и что хозяин дома уже держит путь сюда ещё до того, как Рейстлин переуступил порог поместья. Он оставил двух своих людей у входа с внешней стороны, ещё двоих отправил обыскать дом и найти ему девчонку. Сам расположился, как и подобает гостю, в гостиной, не рассчитывая на тёплый приём. Никому не нравится, когда без спроса вторгаются в его личное пространство, а если ещё и с обыском…
Он терпеливо ждал результатов.
- Рейстлин-синсу, - он учтиво склонил голову в знак приветствия и даже поднялся с кресла, чтобы поприветствовать хозяина дома. Несмотря на вторжение, он вёл себя, как и подобает традициям и манерам, учтиво и вежливо, словно в этот момент его люди не переворачивали всё вверх дном и не его практики избивали персонал Замка Утех, пытаясь выбить из них нужную информацию. – Прошу простить меня за столь скорый и внезапный визит, но у меня к Вам срочное дело, которое не терпит отлагательств, - он вернулся в кресло.
Архель стоял чуть в стороне, пренебрегая возможностью по-хозяйски сесть. Он помнил, чем в прошлый раз закончился его визит к Маждере. Пусть уж лучше в этом «счастливом» кресле теперь отсиживается Виктор. Он насмешливо улыбнулся, провожая хозяина дома взглядом. У него не было такого багажа терпения, как у Арис, но он был уверен в том, что его сестрёнка здесь, и как Рейстлин будет объяснять то, что пропавшая аристократка скрывается в его доме, ему было крайне интересно. Он был готов к тому, что все стрелы полетят именно в него. Пусть барахтается. Он хочет это услышать.
- Я не люблю слухи и предпочитаю искоренять их как заразу. Слухи, как простуда, кажется, что это пустяк и можно не обращать внимания на кашель. Если не лечить, он станет сильнее, и из обычной простуды вы рискуете заработать себе воспаление лёгких и, как следствие, визит к праотцам, - спокойно говорил Виктор, не отрывая взгляда от аристократа. – К сожалению, искоренить их не так просто, но я бы хотел сегодня развеять один из них. Поймите меня правильно, Рейстлин-синсу, моя работа тонкая, почти ювелирная, я должен быть уверен, что трон займёт достойнейший, а Ваши увлечения… - он сделал короткую паузу, подбирая нужно слово, - несколько порочат нашим устоям.
В гостиной показался вампир, один из практиков, держа под руку Сару. Виктор отвлёкся, переводя на неё взгляд.
- Госпожа Анри, - обратился он к ней, - рад видеть Вас во здравии, - радости в его словах не было, как и любых других эмоций, которые бы смогли выдать его истинное отношение к ситуации. Он не был удивлёно подобной находке. – Прошу Вас, присаживайтесь и составьте нам компанию в нашей беседе, - последние слова он договаривал, переводя взгляд на Маджере. – Нам немного отвлекли, поэтому я продолжу. Рейстлин-синсу, меня интересует ответ на вопрос: что в Вашем доме делает, объявленная пропавшей, госпожа Анри.
[AVA]http://sa.uploads.ru/Roikp.png[/AVA]

+1

4

[AVA]https://pp.vk.me/c616627/v616627272/b016/dsSOyg0tBPs.jpg[/AVA]   Да, я вижу, с каким-то внезапным равнодушием подумал вампир, глядя на аристократа. Дело, не терпящее отлагательств. Дело, ради которого ты вторгся в чужие владенья, избил прислугу и разворошил все, что только мог разворошить. Дело, ради которого ты готов был пойти на все, потому что чувствовал себя полноправным хозяином. Ты контролируешь ситуацию, поэтому сидишь так спокойно, но Архель знает, с чем ты можешь столкнуться, стоит только мою терпению лопнуть. Не потому ли твой союзник стоит в отдалении, не решаясь, как обычно, показать свою наглость? Хотя, казалось бы, сейчас Рейстлин явно в более зыбком положении, чем господин Анри. Так почему ты не скалишь зубы, крыса? Или… Или ты боишься, что затея с сестрой не выгорит?
   - Мои увлечения? – вежливо переспросил Маджере, с лёгкой усмешкой начиная осознавать, что пустота и равнодушие, с которыми он переступил порог своего дома, начали оставлять его. – Думаю, Вы можете быть спокойны по этому поводу, Виктор-даре, - невозмутимо отозвался Рейстлин. – Увлечения имеют свойство меняться. Для этого совсем не обязательно избивать и калечить людей.
   Его безмерно раздражало, что чужие проникли в его дом, вломились, как хозяева, и рыщут здесь, не страшась ничего.
   - Надеюсь, ваши люди так же аккуратны и их присутствие никак не скажется на домочадцах и слугах, - уголки губ обозначили улыбку, но глаза смотрели спокойно и холодно. Ему нечего бояться. Ничто уже не в его власти.
   Когда незнакомец ввёл в гостиную Сару, Рейстлин словил себя на том, что ему неприятно, что какой-то наемник касается аристократки. Внутри точно змея зашипел внутренний голос: «убери свои руки, ублюдок». Но Рейстлин лишь внимательно осмотрел Сарэлет, желая убедиться, что с девушкой поступали должным образом, и на секунду в его глазах появилось беспокойство, испарившееся прежде, чем это успел заметить кто-то из посторонних. Маджере еле заметно кивнул старшей Анри, точно желая внушить ей мысль, что всё хорошо, и, забрав девушку из-под опеки незнакомца, сам провёл её к креслу.
   - Отдыхает, - совершенно спокойно ответил Рейстлин, не отходя от кресла Сары, неосознанно давая понять, что она под его защитой. – Госпожа Сарэлет гостит в моём доме на правах друга семьи. Разве Архель Вам не говорил? Он был в курсе перемещений Сары, - тон предельно учтивый.

+1

5

- Отдыхом ты называешь работу в борделе? – прошипел Архель, как и подобает ревнивому брату, который печётся о благополучии своей семьи и обеспокоен судьбой своей дорогой сестрицы, но, на минуточку, напомним, что именно он стал тем, кто не только отправил Сару в это самое гнездо, но и не единожды приложил руку к её прекрасному лицу и телу, вымещая свою злость и обиду, о которых предпочитал молчать.
- Анри, - окликнул его Виктор так же спокойно и ровно, и аристократу пришлось смягчиться и взять себя в руки. Поправить камзол и перестать выглядеть, как побитый уличный кот, который шипит из-за подворотни, показывая острые клыки вместе с подбитой и опухшей щекой. – Будь вежлив. Мы находимся в чужом доме.
О том, что именно он стал причиной беспорядка и с его людьми поступил многим хуже, чем молодой наследник Дома Белого Лотоса, умалчивалось. Мужчина желал услышать объяснения от Маджере и он их получил, но немного не то, что он хотел бы. Казалось, что ему было жаль выставлять вампира в таком свете, но по спокойному лицу, с взглядом, редко выражающим заинтересованность, сложно понять хоть что-то.
- Говард, - обратился он к одному из своих людей, который и привёл сюда Сару, - приведи сюда леди Киллу.
Мужчина кивнул и удалился из гостиной. Вернулся он быстро и вместе с девушкой, работающей в борделе. Она была перепугана и бледна, словно сама смерть. Опасливо оглядывалась на мужчин и, не держи её руки мужчины, бросилась бы в ноги хозяину, вымаливая прощение, но смогла только тихо плакать. Не отрывая от него взгляда, когда грубые руки снова притянули её к себе, не давая отстраниться.
- Леди Килла рассказала нам, что госпожа Анри «гостила» у вас в Замке Утех, - снова обратился к Рейстлину, не пытаясь пока донимать испуганную девушку допросами. Ей неслабо перепало ещё в самом борделе. – Это не лучшее место для отдыха, учитывая, что госпожа Анри не замужем. Впрочем, после замужества – это было бы ещё хуже, - он повернулся к Килле и снова заговорил, на этот раз, обращаясь именно к ней. – Миледи. Поведайте нам, что делала госпожа Анри во владениях Вашего господина.
- Я… Пожалуйста… - она подавилась слезами, не зная, что страшнее: вызвать гнев хозяина или же Виктора. И там, и там она рисковала лишиться своей жизни, и оттого выбор казался ей ещё сложнее.
- Ну же. Не бойтесь. Я Вас не обижу. Ответьте мне. Что. Делала. Госпожа Анри. В борделе.
- Она выполняла свои обязанности, - уклончиво ответила девушка, стараясь не смотреть ни на одного из мужчин.
- Обязанности? – удивился чистокровный. – И какие же у будущей главы дома могут быть обязанности в борделе?
Она молчала.
- Что входило в обязанности госпожи Анри, - настаивал мужчина.
- Она убиралась.
- Интересный отдых для аристократа, убирать в борделе, не находите, Анри? – теперь вопрос был к Архелю, на губах которого появилась ухмылка. – Принуждали ли госпожу Анри делать что-нибудь ещё?
- Я… не знаю. Я не видела. Клянусь!
- Хорошо. Тогда ответьте мне на другой вопрос. Когда Вы видели леди Анри в борделе в последний раз и когда она в нём появилась.
- Я… Я точно не знаю.
- Попытайтесь вспомнить.
- Она… она пропала после того, как господин Анри пришёл в бордель. А появилась… я не помню. Это было давно.
- Вы можете быть свободны, - он повернул голову к Маджере и девушке. Он не был уверен в том, что Сара встанет на сторону Археля или же Рейстлина, но полагал, что девушка, которую запихнули в бордель и насильно в нём удерживали, примет правильное решение. А правильное решение, разумеется, это пойти вместе с ним и обвинить Маджере в похищении. – Рейстлин-синсу, Вы понимаете, что Сарэлет, объявленная пропавшей, не могла гостить в Вашем доме? Вы были обязаны сообщить нам, где она находится и, что с ней всё в порядке, когда мы не единожды поднимали этот вопрос на Совете. В конце концов, когда встал вопрос о новой Императрице, мы могли предложить Императору жениться на госпоже Анри, если ему так не хочется выполнять свой долг перед семьёй, - конечно же, никто бы ему это не позволил, а в первую очередь, сам Виктор. – По словам леди Киллы, миледи Сара не совсем была у Вас на правах гостьи, но, если так заведено в Вашей семье, то я не хотел бы быть Вашим гостем, - глухо рассмеялся мужчина. – Но я задам свой вопрос ещё раз. Что госпожа Анри делала в Вашем доме.
[AVA]http://sa.uploads.ru/Roikp.png[/AVA]

Отредактировано Сказитель (2015-02-02 21:16:24)

+1

6

[AVA]https://pp.vk.me/c616627/v616627272/b016/dsSOyg0tBPs.jpg[/AVA]   Рейстлин смерил Археля взглядом, каким смотрят родители на своих детей, когда последний делают откровенную глупость, за которую старшим может быть очень стыдно. Не огорчай меня, Архель. Не делай глупостей. Хотя, спрашивается, куда уж больше.
   Впрочем, на младшего Анри можно вообще внимания не обращать – он здесь пешка, второсортная фигура, Табаки Мирдана. Только Рейстлин не был Маугли. Хотя…
   Ему устроили очную ставку. Прекрасно. Маджере и рад бы избавить Сару от этого разговора, да не может, как бы это ни унижало её достоинство. Заключённый в собственном доме. Да, к такому жизнь вампира явно не готовила, но ничего, ещё не вечер, как говорят люди.
   Его взгляд не выражал ничего, но Килла знала, что последует за её неосторожными действиями. Рейстлин жесток и скор на расправу. Особенно, когда что-то угрожает тому, что ему дорого. И только то, что он слишком близок к завершению своей миссии, останавливало вампира от импульсивного и не совсем обдуманного поступка в сторону Виктора, Археля и иже с ними.
   Килла не знала, что делать. Она боялась Рейстлина, боялась вполне оправдано, но страх перед Виктором оказался сильнее. Что ж, очень зря, девочка, ибо единственное, что ценил Князь, была преданность. Он подобрал тебя на улице, он дал тебе дом, одежду, семью, работу. И чем ты отплатила ему за это? Дрянь. Он разберется с тобой, как только закончит с этим. Берегись, Килла. И лучше исчезни, пока Маджере слишком занят, чтобы искать тебя. Исчезни, смени имя и больше никогда не попадайся на глаза ему или его людям. Предателей не прощают.
   Рейстлин вежливо улыбнулся и слегка склонил голову набок.
   - В моём доме, - он особенно выделил последнее слово, - Сара является гостьей, Виктор-доно. Что же касается её пребывания в моём борделе, - продолжил он, не давая никому прервать себя, - и того, что я не сообщил местоположение госпожи Анри, то об этом можно спросить Археля, который привёл Сару ко мне. Хотя нет, не правильно. Который продал её мне и даже сам доплатил, чтобы я не проверял, - прости Сара, - товар раньше времени. Но как Вы можете наблюдать, Сарэлет совершенно свободна. Если она хочет, она сама может заявить обществу о себе. 

Отредактировано Рейстлин (2015-02-02 23:41:44)

+1

7

Сарэлет знала, что брат так просто от неё не отстанет. Последняя встреча с ним оставила в напоминание множество синяков и кровоподтёков, которые ей и показывать не хотелось, считая, унизительным. Она не могла ответить вампиру той же грубостью и постоять за себя, отдавая себе сомнительный отчёт в причинах, но, так уж повелось, что старшая Анри была немного другой, возможно, лучшей половиной своего брата, но всё же, половиной, а не чем-то другим. Стоит вспомнить её разговор с Маджере, который состоялся незадолго после того, как он подрался с её братом. В тот же вечер они и «помирились», если это можно так назвать. Полного доверия не было, несмотря даже на то, что она периодически влезала в голову чистокровного, чтобы убедиться в его искренности.
Переезд в его дом был ожидаем. Рейстлин, как она полагала, боялся огласки и проблем, которые могли свалиться на него из-за частых визитов её брата со вполне определёнными целями, поэтому он забрал её к себе не под крыло, а под крышу, чтобы она была всегда на виду. Убираться можно и здесь. В чужом доме она чувствовала себя лишней. Роскошь, к которой она привыкла, снова окружала её, но из памяти вульгарный бордель навряд ли сотрётся когда-либо. Приходилось мириться с этими воспоминаниями, как и с обществом хозяина Замка Утех.
Анри много раз задала себе вопрос: где же ей лучше? С братом или совершенно чужим мужчиной, под опекой которого она оказалась. Архель был ещё тем ублюдком, который решил перестраховаться, отправив её в бордель. Убить было бы лучше. Лучше для неё, девушки, которой пришлось вкусить грязи с родных ладоней - они запихивали ей в самое горло все отбросы, который он только мог найти в Мирдане. Рейстлин едва мог временами перекрывать это и отвлекать. Он и сам много раз, словно потакая её брату, выливал ушат грязи, не давая отдышаться. После того, как она перебралась в его дом, стало лучше, но прошлое от этого никуда не делось. Оно всё ещё болело и ныло. Девушка не чувствовала себя счастливой.
Когда она поняла, чьи люди пожаловали за ней, как бы Муга не пытался помочь ей скрыться, чтобы у господина не было неприятностей, она не сопротивлялась. Как кукла, проследовала за мужчиной, сжимавшим запястье её руки. Было неприятно, но сопротивление сделает ещё хуже – это Сарэлет знала не понаслышке. Присутствие брата и Виктора лишь отчасти прояснили ситуацию. Она бросила быстрый взгляд на хозяина дома, который провёл её к креслу и устроился рядом, словно собирался её защитить от выпадов, но защищать было нужно не её, а его. Все стрелы, так или иначе, полетят в Маджере. По гадкой ухмылке брата вампирша понимала, что он нашёл отличный повод выйти сухим из воды и обвинить в своих злодеяниях другого. Рейстлин тоже был виноват и, возможно, не меньше Анри, но это было бы нечестно потянуть на дно только одного из них, когда причастны оба.
Она молчала. Слушала и наблюдала за происходящим, словно её это не касалось, словно её здесь не было, и суд над вампиром вершился без её участия. Аристократка понимала, к чему клонит Виктор и с какой целью он явился в дом Маджере – он мешает ему и поэтому вампир ищет любой повод, чтобы избавить от нежеланного претендента на трон. Дело тут совсем не в справедливости и не в благородии. Это не его желание вызволить её и спасти из лап «коварного злодея», ведь гадюка сейчас покорно покоится у его ног, а не шипит и щёрится, прячась за них.
Если бы не визит Виктора и Археля и вся та грязь, которую ей пришлось из-за них снова вспомнить, она бы, не думая, прогнала их вон, обвинив в вандализме и нарушении прав Советника Его Величества, но не прозвучало ни одного слова с её стороны, а молчание, кажется, было именно тем, что хотел этот вампир. Он говорил правду, и Сара это понимала. Правду, которую она не хотела слышать. Чем больше она вспоминала, тем сильнее сжимала юбку платья, не желая поднимать головы. Снова почувствовала себя грязной, вспоминая одну картину за другой. Первый день в борделе и последующие. Пошлый укус, поцелуи и прикосновения, которых она не хотела. Работа, которую ей доводилось выполнять, бесконечные ссоры и ругань. Угрозы. И всё же… он так и не ударил её. Ни разу. Что себе с лёгкостью позволил Архель.
Когда в комнату привели девушку из борделя, Анри поняла, что следом пойдут новые обвинения в адрес вампира и, если так пойдёт и дальше, то нескольких свидетельниц хватит с головой для того, чтобы Совет признал Рейстлина виновным и вынес ему приговор. И тогда его лучшему другу, возможно, придётся занести свой карательный меч над его головой. Тюрьма – не то место для вампира, которого можно оправдать. Свидетелей принято убивать. Так надёжнее. И правда уж точно не всплывёт, ведь следом на тот свет могли отправить и её, сославшись на то, что Сара не выдержала насилия и просто наложила на себя руки, чтобы избавиться от мучений. Всё можно разыграть так, как надо. Её молчание равносильно смерти, но она не находила в себе сил и слов.
Маджере заговорил раньше. На этот раз он не стал темнить, отчасти говоря правду. Теперь она действительно была гостьей в его доме, пусть и не сразу, но могла ничего не делать и просто жить здесь. Скрывать – так будет правильнее. Он заговорил об её брате, и стало тошно. Всё то, что он говорил, было правдой, и от этого ещё меньше хотелось это слышать. В его извинениях она слышала искренность, но не могла стереть кошмара, намеренно навеянного Виктором
- Я скрывалась от Анри, - вмешалась Сара, предваряя очередной вопрос вампира. Она подняла холодный взгляд на Виктора и смотрела только на него, словно больше никого не было в комнате кроме них. Это можно было расценить, как предательство, как то, что она принимает сторону Рейстлина и ставит крест на брате. Она видела его перекошенное лицо и понимала, что вампир начнёт шипеть от злости и может своим неосторожным словом сделать ещё хуже, поэтому добавила так же холодно: - Мой брат слишком ревнив и визит к старому другу мог расценить неправильно. Я хотела сделать всё тайно, но, к сожалению, ревность оказалась пороком, который запер меня, словно товар, в клетке. Мне пришлось остаться там, чтобы не провоцировать Археля, но, кажется, это не помогло. Боюсь, мой дорогой брат считает, что я стала любить его меньше или не желаю замечать, как мужчину, - она посмотрела на вампира, а затем снова на Виктора. – Рейстлин мне помогал и любезно предоставил свои апартаменты, а что касается уборки.. Это моё личное желание. Как ещё аристократке скрыться так, чтобы её никто не признал? Отправить меня на кухню – только гостей травить.

+1

8

Всё шло так, как он того и хотел. От их разговоров Сара погружалась в некое подобие транса, где плохие эмоции вместе с воспоминаниями окутывали её, словно вязкая паутина из сомнений. Он хотел, чтобы вся грязь этого мира достаточно надавила на девушку, и она не выдержала, приняв одну из сторон. Разумеется, он ожидал, что она окажется его союзником, а не врагом. Он украдкой поглядывал на Анри, проверяя, работает ли его метод. Надобности в девице из борделя, как таковой, не было. Виктор мог притянуть её сразу в Совет, обвинив публично Маджере в распутстве и похищении аристократки, но этого слишком мало. Ему нужна Сара. Нужная её поддержка и согласие обвинить его. Он надеялся, что девушка не захочет покрывать того, кто лично приложил руку к её новой и незабываемой жизни. Она может обвинить своего брата, если захочет. Его бы оправдывать Виктор не стал. Ему на руку будет и это – упрятать Археля за решетку, а потом убить, чтобы он не успел никому и ничего рассказать. Этот гадкий щенок знал слишком много, чтобы отпускать его на свободу. Его всё равно придётся убить. Так какая разница, когда это делать? Он выродок их клана, а значит, не заслуживает жить. Но пока он был полезен, Виктор держал его на короткой цепи. Он так же был гарантией того, что Сара, возможно, их любви к своему близкому родственнику, не станет палить сгоряча. Когда Рейстлин предстанет перед судом, Эрейн лично позаботится о том, чтобы Ариго не сунул свой нос в это дело. Он – заинтересованное лицо, которому нельзя доверять. Если сильно повезёт, он и их дружбу сможет выставить так, что и Харуке и Шериан придётся не сладко и оба загремят за решётку, как подельники. Тогда ему останется избавиться только от мальчишки и подавить остальных. Особенно Императрицу-мать, которая и без того обезумела от горя, а после смерти сына так и прослыть ей сумасшедшей на весь материк.
Архель тихо предвкушал лёгкую победу. Ему было на руку поражение Маджере. Сестра снова вернётся к нему, а параллельно с тем он получит билет на трон Императора, когда его свергнут. Он останется единственным претендентом на руку принцессы и, соответственно. Совет выберет его – такой мыслью себя тешил вампир, не подозревая, что у Виктора на сей счёт были совершенно иные планы.
Когда Рейстлин открыл рот и начал обвинять его, бросая стрелы, Анри не повёл и бровью, только гадко усмехнулся, словно и не к нему обращались вовсе, словно и не о нём говорили. Пусть себе рассказывает, как всё было.
- И что же Вам помешало заявить об этом сразу, как только Вы заметили, кто же пожаловал к Вам в бордель в качестве товара? – Виктор не изменился в лице. Он наблюдал за вампирами, пытаясь понять, какие у них успели сложиться отношения за это время. От этого много зависело и, в первую очередь, вердикт Сарэлет. Если она успела влюбиться в него и глупее, чем кажется, то она начнёт покрывать вампира вместо того, чтобы помочь обвинить его и наказать, как подобает. – Я уже слышал эту историю от Анри и хотел услышать Ваш вариант, Рейстлин-синсу. Вы первый претендент на руку принцессы, а я не уверен, что родство с вампиром, который покупает девушек, как товар и продаёт его, может быть хорошим правителем. Что если в следующий раз Вы продадите Северные земли Виан, если они щёдро Вам заплатят? Или демонам? – он выдержал короткую паузу и собрался снова задать вопрос, когда в разговор вмешалась Сара.
Он с любопытством посмотрел на девушку. Он сделала свой выбор, но так и не переборола свои чувства. Вампир это ощущал. Его сети были достаточно липкими, чтобы не отчиститься от них слишком быстро.
- Ревнив?! – вспылил Архель, теряя терпение. – Посмотри мне в глаза, Сара, и скажи, что он не прикасался к тебе, - едва ли не рычал он. – Докажи мне, что я ошибаюсь.
Ему не нравилось то, как она всё обставила. Теперь он оказался отчасти виноватым, а всё то, что он пытался провернуть, превратилось в нелепый пшик, где он оказался всего лишь ревнивым дураком, а Маджере – бравым защитником, который отчасти нарушил закон, укрывая беглянку у себя. Этого слишком мало для полноценных обвинений.
- Тебе нравится быть его куклой? – не унимался вампир, и Виктор впервые не пытался приструнить его, кажется, он готов был рассмеяться, но только улыбнулся. – Он же использует тебя. Нарочно задурил тебе голову, а ты и, дурочка, рада. Думаешь, он любит тебя? Он спасает твою задницу и вышвырнет тебя на улицу, как только всё уляжется! – кажется, в его голосе просочилась вся обида и боль, которые он обычно вымешал через удары кулаков, но теперь – слов.
- Ваша братская забота и любовь тешат меня, Анри, - улыбнулся вампир. Даже понимая, что Сара не примет его сторону, он был вполне доволен. Он не получил ещё один козырь в свой рукав, но понял одно – девушка колебалась. Если бы она была уверена в своём выборе, сразу бы сказала ответ и выставила их, но она этого не сделала. Сомнения гложили её, мешая принять решение. Это уже хороший знак, значит, не всё ещё потеряно. Одна ошибка Маджере может стать тем якорем, который потянет его на дно, когда девушка передумает, а пока… ему и правда не за что зацепиться. Она выгораживает и брата, и Маджере. Самоотверженная или глупая?
[AVA]http://sa.uploads.ru/Roikp.png[/AVA]

+1

9

[AVA]https://pp.vk.me/c616627/v616627272/b016/dsSOyg0tBPs.jpg[/AVA]Рейстлин не изменился в лице, хотя в этот раз это стоило ему определённых усилий. Виктор оскорблял его в его же доме. Проклятый старик. Как жаль, что нельзя выгнать его взашей. Нельзя. Пока нельзя. Но это лишь вопрос времени. Когда подписи будут у Рейстлина, а он не сомневался в том, что они будут, Виктор будет первым, чья голова попадёт под раздачу. Маленький подарок государству и конкретно Шериан. Это ж как "фортануло" родиться в семье подобного... Впрочем, ладно. О самом Рейсте можно сказать примерно то же самое.
   Вежливость, Князь. Всё, что тебе сейчас нужно, это трезвая голова и вежливость. И ничего больше. Но мужчина чувствует, как напряжена Сарэлет. Он чувствует её сомнения. Беспокоит ли это его? Определённо, да. От Сары зависело очень многое, в частности, даже то, кто сегодня будет править балом. Пока, к неудовольствию Маджере, ведущая роль была у Виктора. А как было бы приятно прижать его к стене, зажать в угол, чтобы этот самодовольный старик понял, какого это, находиться под прицелом. Когда некуда бежать, когда твоя жизнь висит на волоске. Но какой ход сделает Сара? Разворошили её старые раны, и если раньше он чувствовал, что она с ним, то теперь он этого не чувствовал. Картины недавнего прошлого вновь воскресли в её сознании, и Рейст проклял себя за то, каким был дураком. Но сделанного не воротишь. И Маджере лишь молча слушает то, что говорит чистокровная, не сводя бесстрастных глаз со своих обвинителей. А Сарэлет встала на его защиту. Так, по крайней мере, казалось на первый взгляд. И Рейстлин вдруг понял, что ему не стоило кидать обвинение в адрес Археля, что стоило промолчать и дать первое слово Саре. Но поздно. Девушка говорит, а Рейст видит, как бесится её брат. Странно, раньше казалось, что они похожи как две капли воды, но теперь Князь видел, что они с Сарой совершенно разные. И внешнее сходство незначительно.
   Архель пытался перетянуть одеяло на себя. Как всегда - грубо.
   - Вы несколько забываетесь, - холодно предостерёг Рейстлин, проигнорировав реплику Виктора. В конце концов, он всё ещё был хозяином этого дома. И даже то, что Анри был ближайшим родственником Сары, не позволяло ему оскорблять женщину при всех своими подозрениями и мыслями, высказанными вслух. Где Ваши манеры, господин Советник? - Если это всё, - обратился он к Виктору, - то прошу. Муга! - дворецкий появился почти моментально. - Проводи наших гостей.

Отредактировано Рейстлин (2015-03-05 18:36:05)

+1

10

Выпады Археля были ожидаемы. Сара понимала, что услышит кучу гадостей, а под рукой нет даже морковки, чтобы заткнуть себе уши и как-то защититься от летящей грязи. Многое, что говорил брат, она принимала. И её колебания и длительное молчание – тому в подтверждение. Она выгородила обоих, не уверенная в том, что первый повеса Мирдана когда-либо остепенится или не выставит её за дверь, когда всё закончится. Она имела доступ к его мыслям, но, чем больше действовало влияние Виктора, тем сильнее её терзали сомнения. Некоторые были просто абсурдными. Камэль предполагала, что Рейстлин мог разузнать о её псионических талантах и нарочно думал именно так, как было нужно в её присутствии. Липкие чужие наставления она практически не ощущала, а оттого червяк, намеренно внедрённый в неё Эрейн, искал новую пищу, сгрызая всё здравое, чтобы было в сознании вампирши. Всё, что она могла, это попытаться перебороть свои сомнения и выгородить обоих, пытаясь не думать о том, кому и что от неё надо.
Смотреть брату в глаза и убеждать его в том, что Рейстлин к ней не прикасался, она не могла и не хотела. Советник ещё в первый день их тесного общения оставил след и на шее и на бедре вампирши, да и на губах – тоже. Архель, конечно же, имел в виду немного другое, но даже так она не собиралась отсчитываться перед ним или что-то доказывать. Она уже сказала всё, что хотела. Выгородила их обоих и заслужила полное право на молчание. Ругаться и скандалить перед Виктором она не хотела. Ей было, как минимум, стыдно. И за себя, и за брата, и за ситуацию в целом. Возможно, что и это чувство было навеяно ей Эрейном.
Словесный поток вампира резко прерывал Маджере, но и ему Архель мог отвесить несколько нелестных слов. Это могло продолжаться до бесконечности, но чистокровная надеялась, что Виктор вмешается и прекратит этот цирк на выезде в чужое поместье. Хозяин дома не просто намекнул, а прямо сказал, что незваным гостям пора на выход, а их присутствие оскорбляет его. Обвинения имели обоснование, но после выступления Сары стали призрачными и приходилось отыгрывать роль оскорблённых и искупанных грязью за просто так. Иначе ничего бы не вышло. Переубедить Эрейн сложно, но без её показаний, как пострадавшего лица, никакого разбирательство и, тем более суда, не будет. Шеи обоих спасены, пока Виктор не найдёт другого рычага, за который можно потянуть. Если найдёт…
Анри сделала короткий вдох и постаралась взять себя в руки. Чем больше она находилась в одной комнате с этими двумя вампирами, братом и советником, тем сильнее на неё давило уродливое прошлое, которое и сейчас часто её одёргивало, напоминая пережитые дни в борделе и ценник, который прицепился к ней, как старое клеймо. Бежать и прятаться некуда. Теперь о ней знают, и можно было бы с чистой совестью вернуться домой, но… под одной крышей с братом она пока быть не желала. Иначе под конец вечера можно снова оказаться в борделе, где-то в городе Виан.

+1

11

У Археля за долгое время чесались и кулаки, и клыки, но ни то, ни другое пустить в ход вампир даже при своём огромнейшем и всё сжигающем желании не мог. Обойтись и малой кровью не дали, оставив бесполезные словесные выпады. Сара его, может, и слушала, допустим, и слова тоже внимала, но никак это не выказывала. Даже не ответила ему и не попыталась доказать, что он не прав. Не смотрела на него, игнорируя, словно старый хрыч, Виктор, был настолько привлекательным мужчиной, что оторвать взгляд от него – грех.
- Сара! – ещё раз рыкнул-окликнул вампиршу. – Посмотри на меня!
Её нежелание даже голову поднять злило его ещё больше. Между ними что-то было? Да, кажется, так и есть. Он не ошибся. Ему так казалось, и от этого ещё сильнее хотелось завязать новую драку, и он, пожалуй, сделал бы это, если бы не вмешавшийся Виктор.
- Время уже позднее, - непринуждённо заметил чистокровный, поднимаясь. – Леди Сарэлет пора отдыхать. Мы же не хотим, чтобы бессонный день негативно сказался на её красоте? – улыбнулся он, с заботой обращаясь к девушке, словно его интересовала внешность этой юной особы, которая не отдаёт себе отчёта в поступках. Словесный выпад её брата не принёс успеха, по крайней мере, сейчас, но зерно сомнения поселилось в ней и прижилось. Вскоре оно прорастёт и даст свои плоды, возможно, не сегодня и не завтра, но когда-нибудь она вспыхнет с новой силой, припомнив обоим мужчинам старые обиды. Глупая девушка. Она могла прямо сейчас избавить от гнёта обоих, отправив на виселицу и того, и другого. При хорошем раскладе, пусть и ненадолго, стать главой своего дома, а дальше… как знает, её вполне могли бы сосватать Шейну, окажись он умнее, или же отправить на тот свет, поближе к родителям, которые в своё время слишком часто и куда не нужно совали свой нос. Семейная традиция?
Вампир был слишком горд, чтобы признавать своё поражение и знал, что войну за один день или год не выиграешь. Для этого нужен чёткий план, а он у него был. Арис слишком долго ждал подходящего времени для удара, и скоро всё, что он хотел, окажется у него в руках. Стоит только немного подождать.
- Прошу прощения за столь поздний и неожиданный визит, - он учтиво поклонился, как и подобает гостю. – Но роль Советника обязывает знать, кто окажется на троне, и кому достанется цвет нашей империи. Я надеюсь, что всё же не ошибся в Ваш, Рейслин-синсу, и рассчитываю на бескорыстное сотрудничество. И.. – он перевёл взгляд на Сару, - быть может, мне стоит проводить Вас домой, Сара-сине? 
Архель сжал кулаки, но промолчал, он уже думал, что сделает с ней, окажись она у него под крылом. Или правильнее, когтями?
Эрейн посмотрел на Анри, потом на его сестру.
- Полагаю, что сейчас всё же не подходящее время и моё предложение лишено смысла.
Вампир понимал, что, не получив своего, близнец взбунтуется и наделает не мало бед, которые потом придётся разгребать ему. Археля лучше держать на расстоянии. Грубое и дерзкое общение с ним – хороший урок для Сары, но слишком дорогостоящий для Виктора. Он не был готов заплатить такую сумму. Не сейчас. Позже. Менее масштабные планы на потом, он нацелен получить рыбу значительно крупнее, чем девчонку из Дома.
- Доброго дня, господа, - он ещё раз улыбнулся и направился к выходу из чужого дома. – Архель, - окликнул он, не утруждая себя уважительной приставкой к имени. Камэль скрипнул зубами, посмотрев сначала на Рейстлина, а потом на Сару, тихо хмыкнул и ушёл следом за вампиром.[AVA]http://sa.uploads.ru/Roikp.png[/AVA]

эпизод завершен

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [12.03.1082] Паршивая овца