Легенда Рейлана

Объявление

Фэнтези, авторский мир, эпизоды, NC-17

Марш мертвецов

В игре июль — август 1082 год


«Тайна забытого города»

Ритуал очищения и освобождения прошли успешно. В Зенвуле больше нет ни призраков, ни нежити, ни тёмной энергии. Экосистема города возрождается. В него вновь возвращаются звери и птицы. Проклятое Древо Костей в центре города полностью уничтожено, на его месте теперь стоит Страж-дерево. Болезнь Роза немёртвых полностью не исчезла, но теперь новых заражений не будет. Пока дух всё ещё в теле смертной девушки и мир полностью не очистился от тёмной энергии, которая растянулась далеко за пределы Остебена, болезнь останется.



«Не по-божески!»

В Остебене по-прежнему остаётся проблема голода. Беженцы из заражённых городов и деревень с неохотой возвращаются на земли своих сюзеренов. Триумвират, пользуясь послаблением короны, влияет на умы людей, настраивая их против короны, некромантов и союза с вампирами. Поставки продовольствия между Альянсом и Остебеном прекращены. Люди ищут новый источник пищи, обращаясь за помощью к эльфам.



«Жатва»

Войска столицы направляются к городам-близнецам, чтобы дать бой Культу Безымянного и освободить Атропос и Акропос из-под гнёта культистов. Культ сдаёт Атропос без боя и стягивает силы к Акропосу, где разгорается полномасштабная битва. Первые Ключи из Силентеса активированы, что провоцирует Мёртвое древо поднять новое войско нежити и уничтожить всё живое, что есть на материке.



«Венец или Кровь»

В Северных землях ухудшается ситуация, голодные бунты выходят из-под контроля. Вампиры требуют крови и свержения императора. Между кланами натягиваются отношения. Лэно повернулись спиной к короне и выжидают момента нанести удар. Принцесса сбежала из столицы вместе с братом-бастардом и по слухам укрывается в Хериане, а сам император сидит на троне, который ему не принадлежит.



«Тени былого величия»

Силву столетиями отравляли воды старого Источника. В Гилларе изгнанники поклоняются Змею, на болотах живёт народ болотников, созданный магией Алиллель. Демиурги находят кладки яиц левиафанов на корнях Комавита, которые истощают его и неотвратимо ведут к уничтожению древа. Королеву эльфов пытается сместить с трона старый род, проигравший им в войне много лет назад. Принцессу эльфов пытаются использовать в личных целях младшие Дома Деворела, а на поле боя в Фалмариле сходятся войска князя-узурпатора и Ордена крови.


✥ Нужны в игру ✥

Джошуа Элиор Лангре Сивила Лиерго Айрэн ди’Кель
Игра сезона

По всем вопросам обращаться к:

Шериан | Марек

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.03.1082] Без права на кровную месть


[18.03.1082] Без права на кровную месть

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

- Локация
Гвиндерил, г. Деворел, усадьба Раумо, владения Бурерождённых
- Действующие лица
Руфио, Каэрос
- Описание
предыдущий эпизод [18.03.1082] И бежали мы, сверкая стрелами
В доме Бурерождённых стало известно, что Солнцеликие схватили Каэроса и отвели поверженного юношу в свои владения. Решившись идти на выручку своему господину, они внезапно встречают его возле ворот особняка. Раненного, но живого и свободного.

0

2

- Что ты здесь делаешь?! - Руфио не смог удержаться от вопроса, прозвучавшего панебратски, с нотками злости…
Небольшой отряд гвардейцев замер за его спиной. Задор, вызванный предвкушением близившейся стычки с солдатами Солнцеликих, при виде наследника дома Бурерожденных, сменился смятением. Их господин, к которому они стремились на выручку, предстал пред ними в потрепанном виде. Было видно, что Каэросу пришлось на полном серьезе бороться за свою жизнь и свободу.
Выражение «славная гвардия» теперь скорее могло быть насмешкой, для охраны, которая не смогла уберечь своего хозяина. Дом Солнцеликих надрывает сейчас живот от смеха… и вряд ли подозревают, что навлекли на себя нападением на наследника. Любой преданный слуга потребует справедливого возмездия и сам пойдет вершить правосудие, не получив его от господ. Что уж и говорить о преданном слуге, который также является и близким другом Каэроса.
Посмеяться мог бы и командор гвардии Бурерожденных, вопреки приказу которого Руфио собрал отряд.  Командор всегда предпочитал любой план обдумать трижды, а информацию о пленении Каэроса он и вовсе посчитал за попытку Солнцеликих спровоцировать их к нападению. Руфио же был полной противоположностью своего начальника: он всегда спешил действовать, что рождало между этими двумя эльфами вечный конфликт. Трудно было бы сейчас рассудить, кто из них был прав, а кто ошибался. Но Руфио теперь был раздосадован, его мучило чувство вины, что он не пришел на помощь Каэросу раньше.
Глуша внутри себя злость, обиду и осознание собственной беспомощности, он смог выдавить из себя только риторический вопрос: «что ты тут делаешь?!» Приблизившись к Каэросу, он помог ему помог ему опереться на свое плечо. Больше всего лейтенанту хотелось, чтобы в эту минуту под руку попался кто-нибудь из Солнцеликих …

+1

3

Тяжелый выдох. Слабый свет прорезает темноту и парень, прикладывая много усилия, пытаясь открыть глаза. Удаётся не с первой попытки. Ещё один выдох. Тело отвечает болью на движение и не слушается. Он чувствует себя пленником тела, которое напоминает неподвижный холодный камень. Стук по стеклу. В сознании всплывает осознание необходимости отреагировать на шум, потянуться рукой за оружием, чтобы создать видимость защиты, которой он лишен. Пальцы ощупывают деревянный рыхлый, местами прогнивший и проеденный термитами, пол, но ничего не находят. Стук повторяется. Каэрос сморгнул, посмотрев на окно. Это всего лишь дождь, который, к тому же, уже закончился. Показалось солнце. Лучи, преломляясь, попадают в помещение и играют на стенах. Воздух холодный и свежий. Раннее утро.
Отвернулся, закрыл глаза и тяжело сглотнул. В глотке пересохло. Дико хотелось пить, а ещё больше – вспомнить, что произошло. Он вспомнил храм, где должен был увидеться с Ривераэль и забрать у неё печать, помнил дуэль с Солнцеликими и как попал к ним в темницу, помнил Анариэль, которая убегала вместе с ним, своё ранение и то, как они пришли сюда, в заброшенный дом, где он, по своим подсчётам, должен был умереть. Ослабшей от потери крови рукой он прикоснулся к ране, стиснул зубы. Её состояние было приемлемым, но оставаться здесь  и надеяться на то, что его регенерация доделает то, чего не смогла магия, рискованно. Эльф осмотрелся. Девушки не было. Она ушла сама, и вместо того, чтобы добить своего врага, подлатала его, увеличив шансы на выживаемость. Отплатили друг другу за спасение, но не свели счёты. Один долг остался. За ней.
Не время об этом думать.
Он долго собирался с силами, больше моральными, подготавливая себя к новой боли, которая миновала его во время исцеления, но успеет аукнуться, пока он доберется до дома, а он обязан это сделать.
И надеяться, что Солнцеликие не найдёт меня раньше.
Поднялся, опираясь на стену, выбрался на улицу, пошатнулся, удержавшись за водосточную трубу, которая от времени переломилась на стыке и вода теперь бесполезно лилась сверху, не попадая в неё. Подставил лицо под струю, не обращая внимания на холод, это должно его взбодрить. Один глоток, чтобы утолить жажду, и пойти дальше.
путь домой был невыносим. Дома он оказался ближе к полудню. Остановился у врат. Чувствуя, что ноги упрямо подкашиваются и планируют ускорить его встречу с землёй, зацепился за каменную ограду. Он достаточно опозорил свою семью. Упасть ещё ниже можно, но он этого не хотел.
- Что ты здесь делаешь?!
Услышав голос Руфио, эльф обрадовался. На лице из-за усталости эмоция не отразилась.
- Помоги.
Бурерождённый был уверен в том, что ещё одна попытка показаться героем и его самостоятельный шаг выльется в самостоятельное падение. Аристократ решил принять помощь друга и, увидев за его спиной спасательную команду, не удивился. Прошли сутки с тех пор, как он пропал. Тревогу забили поздно. Солнцеликие тщательно скрывали информацию, пока она не просочилась через одну прислугу к другой. Эльф предположил, что отец ещё не в курсе последних событий или предпочёл не бить тревогу. Руфио, чего и следовало ожидать от лучшего друга, пошёл на поводу у своих чувств и ринулся к нему на помощь. Осуждать его за это Кай не собирался. Так и поступают друзья.
Но в отмщении нет необходимости. По крайней мере, пока я сам не смогу крепко держать эспадон в руке.
- Вижу, я вовремя, - слабо усмехнулся остроухий, проходя мимо отряда. – Пошли развлекаться и без меня? Расходитесь. Сегодня в городе неимоверно скучно. Расскажешь, что у вас тут произошло в моё отсутствие? – последняя реплика была обращена к Руфио.

+1

4

Он еще и шутить пытался… а Руфио тем временем почувствовал, как сам холодеет от ужаса. Уже и мантикору выслеживать доводилось и с пожирателем душ силами тягаться, и страха ни капли не было. А сейчас растерялся, как девочка, увидев бледного  окровавленного мосье.  Поняв это, он зло взглянул на Кая.
«Что у нас нового? – подумалось ему, и лейтенант едва сдержавшись, чтобы не прорычать все вслух, с положенным сарказмом, при солдатах – А у нас наследник пропал! Представляешь?!»
-Не удивительно, что скучно, раз сам Каэрос Бурерожденный вернулся с поисков приключений… - Руфио покосился на Кая и его измазанную одежду. Вроде бы кровью не истекает, значит можно не беспокоиться и продолжать злиться дальше... 
«Как он допустил, чтоб его поймали!.. Да как ему вообще в голову пришло одному к Солнцеликим соваться.!...А позволить себя ранить! Совсем с ума сошел, что ли?!..» - думал он, и мысли в хаосе сталкивались, путались и терялись. Его бы, наверное, не так поразило, если бы ранили кого-то другого из семьи Бурерожденных.  То что это произошло именно с Каем было верхом несправедливости. Да, Каэрос, всю жизнь пытался делать как лучше,  во всех стычках был главным миротворцем, и получил не по заслуга.
Помогая ему тащить господина, второй солдат подхватил наследника Бурерожденных под другую руку . Еще двое поспешили вперед в дом  за целителем.
-В следующий раз, милорд, будьте так любезны, подумать и о своей охране и взять нас для разнообразия с собой. Мы, между прочим, тоже умираем  от скуки. Нельзя же быть таким эгоистичным - все веселье себя, да себе.
Погода была не прогулочная, но и это было на руку. Дождь разогнал почти всех горожан к очагам в своих домах, обеспечив возвращению Кая негласность. Впрочем, никого не удивит, если к уже сегодня какая-нибудь «птичка-пересмешник», будет почивать местных к ужину слухами, сильно преувеличивая раны Каэроса.  Возможно, к утру четверть населения города его уже и похоронит в мыслях. Кто- то из этой четверти даже с радостью…
Из особняка уже доносился шум переполоха.  Им спешили на встречу.
-Только попробуй умереть, я тебя убью,- воспользовавшись суетой, подбодрил друга Руфио, и сколько эмоций было в этой угрозе.

+1

5

- Спокойнее, друг, - Каэрос вымученно улыбнулся, опираясь на подставленное плечо эльфа. – Я уже дома и никуда от вас ближайшие пару дней не денусь.
Хорошее настроение и веселье – редкость в исполнении наследника дома. Бурерождённый не заметил изменений в себе, поэтому не думал о причинах, которые могли повлиять на его характер. Потасовка с Солнцеликими, позор, который он обрушил на свой дом, украденная печать, которую он так и не смог вернуть обратно, серьёзное ранение и близкая смерть, не смогли испортить общее впечатление от незабываемой «прогулки» с Лихнис. Он смог что-то поменять в девушке, подавив её желание закончить войну, когда у неё была прекрасная возможность прирезать его и бросить в заброшенном доме. За радостью он не заметил, что и общение с ней не осталось бесследным для него, что-то изменилось. Холодный рассудок больше не давил на сознание, и он не думал, как ему выкрутиться и вернуть честь своей семье.
Отец будет недоволен.
Когда второй солдат решил подлезть к нему под руку, предлагая свою помощь, аристократ убрал руку.
- Я не настолько беспомощен.
Немного гордости у эльфа осталось, но он был в слишком хорошем расположении духа, чтобы злиться на прислугу. Солдат не стал настаивать и отошёл. Рана болела, но Руфио облегчал его путь до ближайшей кушетки, на которую он с удовольствием откинется, не заботясь о том, что может замарать дорогую ткань кровью.
- Я рассчитывал на тёплый приём, милую беседу с его дочерью и обмен любезностями, - наигранно огорчённо вздохнул Бурерождённый. – Но её брат решил, что нужно сразу перейти к «обмену любезностями». Я на это не рассчитывал, на свидания, мой дорогой друг, не ходят с охраной.
Ты и половины не знаешь, Руф.
Говорить при таком количестве народа, пока их не оставят одних, нерезонно. Отец поднимет шумиху, остальные разнесут слухи по всему Сильмарилу, а матушка итого начнёт романтизировать и перечитывать старые романы, которые так любят юные представительницы прекрасного пола.
- Убить мёртвого? – он остановился, чтобы пользуясь заминкой, перевести дух. – Я смотрю, ты успел отточить навыки, пока меня не было. Научишь?
Не стал слишком долго задерживаться на месте и возобновил шаг. Из усадьбы показалась мать несостоявшегося героя-любовника. Женщина рокотала, всплескивала руками и причитала, не зная, как подступиться к своему сыну.
- Я живой, а это, кажется, главное. А рана… Заживёт до следующей вылазки, - улыбнулся он эльфийке, но не смог избавиться от прислуги, которая пыталась привести молодого хозяина в подобающий вид. Их провели в гостиную, Каю помогли принять полусидящее положение, пока девушки-служанки носились по дому с полотенцами и водой, а другие пытались найти целителя или лекаря, чтобы тот осмотрел рану. – Со мной всё хорошо, - попытался он заверить мать, но она была непреклонна. Осталось явиться только отцу. – Как я устал, - вздохнул остроухий, понимая, что так просто от него не отцепятся. – Если хочешь отчитать меня, сейчас самое время, - обратился он к другу, который не оставил его.

0

6

Вокруг молодого Бурерожденного кружило столько наседок, что Руфио предпочел остаться в сторонке. Не хотелось, будучи экипированным на боевую миссию, быть затоптанным женщинами.
Хозяйка дома суетилась больше всех,  что само собой разумеется – мать ведь все-таки. Помнится, она с ранних лет   носилась со своими наследниками, как с золотыми яйцами. Из-за ссадины устраивался целый спектакль, а распоротый живот – куда больший повод. 
Лейтенанту оставалось только наблюдать, как его господина мучают, пытаясь спасти… да обдумывать все им сказанное.
К сожалению, Руфио не был вообще в курсе недавних  событий, и новость о каком-то свидании заставила его усомниться, находится ли его друг в трезвом уме. Наверняка все из-за пережитого шока и потери крови. Или как всегда книжек своих начитался. В любом случае, нормальные люди так не улыбаются и не веселятся, когда они всего пару часов назад чуть дух не испустили. 
«Теплый прием…Его дочь…свидание…ее брат…Что за ерунда?.. И почему это на свидание с братом можно, а охраной нельзя? Хорошо, что хоть не с кузнецом пришла.»
-Если хочешь отчитать меня, сейчас самое время,- донесся с кушетки голос Каэроса. Вид у него был несчастный, и мучила его  не боль от полученной раны, а чрезмерная забота со стороны всех.
-Ты очень не хорошо поступил, больше так не делай, - только и сказал гвардеец. У  Каэроса еще будет возможность получить выговор, подождите, вот только глава дома явится.
Наконец  паж разыскал  лекаря. Все замолкли и замерли, ожидая увидеть смертельную рану, вид которой будет преследовать их в страшных снах.  Но сквозь разорванную рубашку они увидели только затянувшуюся рану.
«Из всего этого можно  сделать один вывод : на свидание нужно ходить вооруженным до зубов и быть готовым к бою ни на жизнь, а на смерть.»
Но лекарь обвел присутствующих сердитым взглядом – он мчался к умирающему, а здесь уже и залечивать нечего. Однако ума ему хватило, чтоб ничего не сказать вслух. Всех лишних попросили выйти, и на этом представление для прислуги закончилось. Ждать за дверью пришлось минут пятнадцать. Как только целитель и хозяйка дома вышли в коридор, бессовестный Руфио проскользнул назад в гостиную. (Долгожданного, прописанного доктором покоя, наследник Бурерожденных еще долго не получит. ) На этот раз здесь было тихо и спокойно, сквозь задернутые гардины, просачивался тусклый солнечный свет.
Эльф присел на полу у кушетки.
-Ну, рассказывай.

+1

7

- Серьёзно? – скептически переспросил эльф, смотря на друга. – И это всё? Теряешь сноровку, - он вздохнул, запрокинул голову и постарался не думать о том, что вокруг него вьётся добрая половина прислуги, пытаясь обработать рану, оттереть следы крови и переодеть по случаю. Осталось напоить, накормить, почитаться сказку на ночь и уложить спать. Не думать об излишнем внимании и скатываться до шуток и сарказма было проще, чем уделять внимание каждой эльфийке, которая пытается выслужиться перед хозяином, пока не вернулся глава семейства и не увидел своего наследника в неугодном виде.
- Сердитесь? – вопрос был риторическим и обращённым к лекарю. – Я бы тоже сердился, если бы меня вызвали по пустякам, оторвав от важных дел.
Потеря крови сказалась на общем состоянии ушастого, и не только на мертвенной бледности и усталости. Первый признак, не считая очевидных, излишне весёлое расположение духа. Кому-то нужно выпить, чтобы алкоголь развязал язык и хозяин-барин перестал себя сдерживать, Каю оказалось достаточно пролить кровь. На подвиги пока не тянуло, что облегчало работу всем без исключения.
Когда в комнате заметно стало меньше народа, начали обрабатывать рану. Проверили её состояние, убедились в том, что жизненно важные органы целы и угрозы жизни эльфа нет. Наложили повязку, предварительно оттерев следы крови, и были таковы. Мать вышла вместе с лекарем, и на какое-то время Бурерождённый остался один. Расслабился и понял, насколько сильно он устал после передряги с Солнцеликими.
- Какого Фойрра я делаю… - вздохнула наследник, и устало потёр лицо.
Дверь открылась. Вошёл Руфио. В этот раз Кай избежал криков и чтения моралей от отца. Похоже, что он не в курсе того, что случилось в его отсутствие.
Или уже в пути.
До его возвращения у парня было время переговорить с другом без лишних ушей.
- Солнцеликие были в нашем доме, на маскараде. Они приходили, чтобы выкрасть печать, и в том, что им это удалось, я отчасти виноват, - он обмозговывал, где и как оступился всю ночь напролёт, пока торчал в темнице своего врага, и понял, что иногда роль миротворца дорого обходится. – Дочь главы… Анариэль… Она была у меня в долгу, поэтому я планировал быстро решить всё, без вмешательства отца. Но допустил ещё одну ошибку, когда пошёл на встречу не лично с ней, а её сестрой. Я знаю, что я идиот. И должен был всё проверить. Всё шло гладко, но появился Нак… - эльф убрал волосы с лица. – Всё закончилось дракой и тем, что меня кинули в темницу их дома, пока не решат, что со мной делать. Я сбежал, прихватив с собой дочь главы, которую приняли за мою сообщницу, когда она пришла отплатить мне за то, что я когда-то спас её. Мы сбежали, но нас ранили их стражники. Я смутно помню, что было дальше. Когда пришёл в себя, её уже не было рядом, но свой долг она успела отдать.

+1

8

А Руфио-то думал, что это он по возвращению будет удивлять историями.
О печати ему уже сообщили, за это он уже успел «порадоваться». От слов «она была у меня в долгу» лейтенант слушал рассказ Каэроса. нахмурившись.  То, что его друг два раза спасал жизнь врагу, эльфа не удивляла. Такой уж он был, этот Каэрос Бурерожденный. Нет, он не идиот, он просто наивный. Чему бы грабли ни учили, а сердце верит в чудеса – вот девиз наследника Бурерожденных.  Покаявшийся Солнцемордый, желающий исправить свои ошибки действительно было бы чудом. Они ведь все тугоумные, не знают, когда закончить потеху и начать вести себя серьезно. Наверняка, именно из-за их твердолобости и началась вся эта стародавняя вражда.
Был бы главой дома Бурерожденных Руфио, он бы прямо сейчас развязал настоящую войну. То что происходило между домами Бурерожденных и Солнцеликих выглядело по меньшей мере смешно и не вело в итоге ни к какому решению. К счастью и несчастью он был простым лейтенантом гвардии и власть имел лишь над десятком солдат, и то не полную. Как всегда, ему оставалось ждать приказов, и если раньше он не принимал ни сторону миротворцев (часто он составлял Каэросу компанию в попытках примирить оба дома, но скорее из чувства ответственности за жизнь друга, чем из соображений идеалогии), ни сторону разжигателей конфликта, то сейчас он надеялся, что глава решится отомстить.
Рассказ Каэроса, однако, давал больше вопросов, чем ответов.
-Прошу заметить, что всегда, когда я надолго пропадаю, у вас нет-нет, да что-то произойдет, - не мог не подчеркнуть собственную значимость Руфио – в тоне его звучало наигранная, шутливая надменность.
  -Спасение невинных девиц это, конечно, хорошо,- продолжил он уже серьезно,- но печать по-прежнему у них. Оставишь эту проблему заботам отца? Или твоя новая приятельница ее все же  добровольно вернет? – слово «приятельница» прозвучало с легким пренебрежением.

+1

9

Каэрос слабо усмехнулся. Уровень попадания в центр событий значительно увеличился с появлением в городе Солнцеликой. Во время первой встречи наш миротворец из Дома Бурерожденных решил вмешаться и положил первый хрупкий камень в эту сомнительную историю. Общение и доверие к врагу – ненадёжный и мнительный порыв, который он должен был пресечь на корню. Но помогал девушке снова и снова. Обжегся дважды и продолжил помогать. Здравым смыслом и расчетливостью тут и не пахло. Наследник руководствовался не кривой логикой, а порывом, который объяснить не мог. Захотел сделать так и сделал, а почему – ответа не было.
Нужно отталкиваться от того, что есть на нынешний день.
- Возвращать печать нет смысла, - эльф рассудил, что можно обойтись без этого. Резоннее поступить именно так. – Прошло достаточно много времени после того, как её выкрали. Можно уже было подделать кучу бумаг и зачем они её там брали… - разбирать в этом парень не стал. С помощью печати подделать что-то проблематично. Дом обнаружит пропажу и сообщит об этом, куда положено. Ударить по самолюбию главы Дома – это ближе. Украсть у него из дома, из-под самого носа и остаться незамеченным – плевок в лицо. – Мы поступим иначе. Сообщим о том, что печать недействительна с того самого числа, как её выкрали. С бала-маскарада. Я распоряжусь, чтобы нам изготовили другую печать и принесли все бумаги, на которых стоит печать после указанного времени. Посмотрим, успели ли они что-то сделать, если вообще планировали.
Бурерождённый рассуждал спокойно, стараясь не думать об Анариэль и из незабываемых приключениях с погоней и свистом стрел. Решить проблемы, потом девушки.
- «Приятельница» ничего не вернёт, - выделив слово особой интонацией и подчеркнув слабой усмешкой, аристократ поднёс кулак к губам и отвёл взгляд, задумавшись. Он уловил интонации в голосе друга. Всё банально просто. У него вражда к другим домам никуда не пропала, а после того, как Кай собственной персоной влип в приключения и был ранен, у Руфио явно чешутся руки как-то отомстить или насолить Солнцеликим. Эльф не был на это настроен. Физическое не здравие не позволяло снова ввязать в бой, и он вообще не был уверен в том, что сложить иначе, хотел бы отмщения. Он знал, с кем имеет дело. – Связывать с Накилоном – дело бесполезное. Ты же знаешь.

+1

10

Руф, прищурив глаза, пристально смотрел на Каэроса. Лейтенант слушал, и ему совсем не нравилось то, что он слышал. Был бы здесь глава дома, увидел бы он своего сына раненным и побежденным, он бы тут же отдал приказ сечь Солнцеликим головы. Хоть хозяин уже и не был юн, но кровь его была по-прежнему горячей. Его сын сейчас больше походил на амебу.
- Да как ты можешь рассуждать так спокойно?! – и стало понятно, что теперь эльф выскажет все, что сдержал  вначале, - к тебе пришли в дом без приглашения и обокрали тебя, тебя взяли в плен ни за что, просто чтобы посмеяться и унизить…тебя чуть не убили, а ты тут мирные планы строишь… Вот, что я тебе скажу, на мести мир не построишь, но врагов припугнешь. Иначе все решат, что по твоему дому можно шастать без приглашения, когда им захочется. А в следующий раз они решат сделать что-нибудь похуже. Скажем, отправить на тот свет всю твою семью. Наверное, только тогда ты поймешь, что твои попытки примирения никуда не ведут… - и так далее, в том же духе. Идеальный пример из пособия «Как нельзя говорит с работодателем».
Всем солдатам было известно, Руф любит сначала пошуметь, покритиковать приказы старших по званию, но быстро смирится и становится шелковым. 
- Я уверен, что твой отец разрешит ситуацию надлежащим образом, но тебе быть главой дома и принимать решение от которого зависит благополучие твоего рода. А  с Накилоном я не собираюсь договариваться, я ему просто ноги оторву, - эльф резко встал и направился к двери – ринулся в бой. На пороге он обернулся и закончил свой монолог фразой :
-Я как будто с маленькой влюбленной девочкой разговариваю.
Руфио в сердцах захлопнул дверь, но не прошло и двух минут – вернулся. На этот раз злобный прищур исчез, но на друга он смотрел, как и прежде, пристально. В уголках губ затаилась какая-то таинственная и насмешливая улыбка. С видом человека, которому что-то нужно, он присел на прежнее место у софы .
-Вот я думаю, Кай, не буду на тебя злиться… - начал эльф издалека, опустил глаза в пол, улыбка стала шире и насмешливей, - До меня тут дошло… Тебя лиьо по голове сильно ударили (так как ведешь ты себя по возвращению странно. По крайней мере более странно, чем обычно..). Либо…
Он замялся, не решаясь спросить напрямую, не пронзили ли летящие стрелы Солнцеликих и сердце наследника.
-Какая она, эта дочь главы Солнцеликих? Что-то я ее не припомню.

+1

11

- Если я сейчас начну орать и метаться по комнате, как разъярённый тигр, кому от этого легче станет? – устало вздохнул ушастый, запрокинув голову.
Он бы, может, и не против потягаться с Накилоном и вспомнить ему жаркий приём в храме, но не сейчас. Позже. Когда, как минимум, будет в форме. Рана должна полностью исцелиться, а он набраться сил. Идти на территорию Солнцеликих и вызывать эльфа на дуэль – не вариант. Нужно всё тщательно продумать, чтобы вызов не обернулся ему боком.
- Месть – блюдо, которое подают холодным, Руфио. А я никогда пылить не умел. Ты знаешь.
Вспышки весёлого настроения ему не свойственны. Отстранённость и безразличие. Он из всей семьи выродился один, отличая от своего отца, который со своими амбициями давно бы смёл с лица Деворела неугодную семью, но его время прошло. Ему сменил сын, который когда-то займёт главенство в доме Бурерождённых. Наследник не мог похвастаться рвением очистить город от конкурентов ни до ни после знакомства с Анариэль. Девушка вдохнула в него немного жизни и пристрастия, чего не смогли сделать его отец и мать.
- Припугнуть Солнцеликих… Ха… - издал ленивый смешок, не поднимая головы. Этот не те эльфы, которых можно припугнуть войной. Они живут с жаждой пролить кровь Бурерождённых, и нападение – отличный повод это сделать. - Маленькая влюблённая девочка..? – эльф возмутился. – Позвольте!
Он не давал повода, считать, что влюбил в дочь своего врага.
Или давал?
Парень был уже не уверен в том, что это не так, но и переубеждать себя намерен не был, как и копаться в своих чувствах. Какая может быть любовь, когда он её видел от силы три раза, и во всех трёх случаях у них горела задница, и было не до любовных вздыханий?
После длинного и эмоционального разговора, на фоне которого Каэрос выглядел безучастным фикусом, парень направился к выходу из комнаты. Услышав отдаляющиеся шаги друга, эльф попытался его остановить.
- Руф… Руфио!
Бесполезно.
- Вот же баран упёртый, - Кай сел, упираясь рукой в сидение, поддерживая себя. Собрался встать и пойти за товарищем, пока он не наделал делов. Знал, что он вернётся, но роль фикуса надоела. Парень вренулся раньше, чем он успел встать. Он поднял на него взгляд, выражающий нечто вроде «навоевался?», но ничего не сказал, давая другу возможность высказаться.
Ушастый нахмурился, не понимая причины веселья своего товарища, но жопой чуял, что что-то тут не так.
- Как и все Солнцеликие, - как можно будничнее ответил наследник, не замечая подвоха. – Огненно рыжие волосы. Самоуверенная бестия.  Дерзкая, сумасбродная, упёртая, как ишак. Своенравная и вспыльчивая бунтарка. Я бы сказал, женская вариация её дорогого брата… У меня от неё мигрень, - помассировал виски и поднял взгляд на друга. – К чему ты клонишь?

+1

12

Значит, просто легкое сотрясение. Руф вздохнул с облегчением. Только этого и не хватало, породнить два дома. Руфио этого скорее всего бы не пережил. Ушел бы в куда-нибудь подальше, чтоб не видеть лиц недавних врагов… Интересно, было бы посмотреть на лица знати обоих домов, в момент объявления о помолвке. Не трудно себе представить, как перекосило бы Накилона. А свадьба… если и существуют праздники без драк, то этот кровопролитие не минуло бы.
Размечтавшийся эльф ухмыльнулся.
-Да нет, ничего, извиняюсь.
Эльф снова опустил взгляд, улыбка исчезла с его лица.  Минута серьезных размышлений на тему, стоит ли продолжать смеяться над другом, закончилась не в пользу Каэроса.
-Хотя, знаешь, с дерзкими-сумасбродными и жизнь веселее. – начал он рассуждать, как будто мог опираться на обширный жизненный опыт.
-Если жизнь тебе кажется слишком занудной, - он осекся, покосившись на перевязанного Каэроса -  вряд ли ему последние сутки пришлось скучать. – то тебе нужна именно дерзкая и сумасбродная жена. С такой каждый день – праздник.  Живешь, как будто на вулкане.
В какую-то минуту ему стало жалко друга, но говорят, что смех продлевает жизнь. В данном случае жизнь Руфа, так как смешно скорее всего было ему одному.
- Или ты собираешься со мной не согласиться?
Лейтенант поджал губы, чтоб ненароком не улыбнуться и не выдать себя, но смеющийся взгляд скрыть трудней.

+1

13

Руфио и не подозревал, что именно его намёк на амурные обстоятельства стал одной из причин, почему наследник дома вообще задумался об Анариэль, как о привлекательной представительнице его расы и, в первую очередь, девушке, а не дочери своего врага. О том, что он может испытывать к ней какие-то чувства, Каэрос не думал, считая, что невозможно влюбиться в того, кого не знаешь вообще. Друг перевернул его видение ещё раз. До него это сделала Солнцеликая.
Влюблён…
Он обмозговал это головой, в которой после ранения крови было значительно меньше и все процессы были до безобразия заторможены, а она начинала болеть от попыток заставить себя думать и прикидывать, прав ли лейтенант.
Вот же подкинул тему для размышлений. И где он с ней взялся?
Бурерождённый согласился с тем, что с Лихнис он потерял покой. Но как его тут не потеряешь, когда он рискует своей жизнью, пытаясь увидеться и переговорить с ней, когда вынужден сражаться с её батом, бежать из темницы её дома и улепётывать со всех ног с ней вприпрыжку от стрел, которые ещё и догнали его, чудом не дав умереть?
А этот ещё издевается… Наглая эльфийская рожа.
На друга он не злился. Его это веселило. До какого-то времени.
- Занудной, да? – он скептически посмотрел на друга, который и без его скромного комментария понял, что жизнь наследника весела и энергична, как никогда. Пока этой девчонки не было в городе, у него была стабильность, покой и отсутствие проблем. Угораздило же его тогда спасти её ценой своей головы.
Если бы мне голову отсекли сразу, а не пилили по сантиметру в день.
- Дошутишься, что я выкраду её и женишься на ней ты, - улыбнулся ушастый. А нечего отпускать шуточки по поводу его связи с Солнцеликой. – А не захочешь… Женюсь сам. И станет она твоей новой госпожой и подругой.
Ни разу не смешно.
Руфио шутил, Кай пытался сделать вид, что он поддерживает его инициативу, а сам отвлекался и находился мыслями в другом месте, пытаясь понять, где был этот переломный момент, который на корню поменял его отношение к этой девушке. Он никогда не пытался выбить власть у другого дома из-за своей флегматичности, но он стал пристрастным.
И не там, где нужно.
Его связь с Солнцеликой может кончиться тем, что он погибнет от руки своих же за предательство, когда встанет на защиту врага. Бурерождённый сомневался в том, что когда-то произойдёт что-то подобное, как и в том, что чувства, которые он, если и испытывает, к эльфийке смогут перерасти во что-то больше.
- Отец убьёт меня раньше, чем я успею влезть на этот вулкан.

+1

14

Если бы знать, к каким умозаключениям придет наследник Бурерожденных из-за его длинного языка, лейтенант бы лучше продолжил ругать врагов его хозяина. Но лейтенанту было весело, все ему казалось шуткой – но не может же Каэрос после всей вражды взять и влюбиться в дочь недруга, тем более он сам минуту назад сказал, что эльфийка похожа на своего брата (фу). Он уже даже для себя нашел выгоду в этом союзе… 
Если бы угрозы были произнесены на полном серьезе и Руфу дали бы выбор, то –удивительно- он выбрал бы первый вариант. Рыжая бестия в роли хозяйки дома куда опасней, чем невеста. Прихотям хозяйке ты подчиняться обязан, а прихотям жены не просто не обязательно – настоятельно не рекомендуется. Тем более, если  может случиться так, что при знакомстве прелестница сама откажется от такого подарка, как ласковый характер Руфио. 
-Я шучу, а ты сразу угрожать, - смеялся эльф. - Почему же не захочу. Всю жизнь только и жду, чтобы заполучить власть над домом Солнцеликих. Тогда тебе некогда будет скучать. Нет, никакой вражды, конечно, больше не будет. Мы подпишем договор о ненападении… И каждый день пиры да балы… ты еще Накилона добрым словом вспомнишь…
«Гениальный план, - думал Руф. Конечно же все было шуткой, его более чем устраивала теперешняя жизнь, - И даже новоиспеченные родственнички не помеха, когда есть беспрепятственный доступ к их кубкам и еде».
Под шуточки Руф и не заметил, что внимание друга периодически ускользает  от его слов к размышлениям.
Он только было решил продолжить речь на тему «Ах если бы я был глава Солнцеликих», как дверь распахнулась и веселье нарушило внезапное появление старшего Бурерожденного. Этот визит спас Каэроса от разыгравшегося чувства юмора друга, но принес новые проблемы… Ох, и не понравилось Руфу выражение лица главы. Здесь уже даже самому нерасторопному слуге станет понятно, что нужно скрыться с глаз хозяина, подальше от его горячей руки.
Спешно вскочив на ноги и поклонившись, предатель лейтенант ретировался, оставляя Каэроса под громом и молниями.

эпизод завершён

+1


Вы здесь » Легенда Рейлана » Летописи Рейлана » [18.03.1082] Без права на кровную месть